Спецвыпуски 
Парк культуры
Работали насмерть
Кадр из фильма «Равная величайшим битвам». Фото: momenty.org
Документальный фильм об эвакуации промышленности на Урал должен посмотреть каждый Юлия ГОЛЬДЕНБЕРГ, 25 мая 2016

Недавно в екатеринбургском Доме кино состоялась премьера документальной киноэпопеи «Равная величайшим битвам». Неудивительно, что эта замечательная лента родилась в Екатеринбурге, удивительно, что лишь сейчас, спустя столько лет после войны.

Речь в фильме идет об эвакуации промышленных предприятий на Урал в годы Великой Отечественной, благодаря чему наша страна и смогла выстоять, победить фашизм. Название — «Равная величайшим битвам» — является частью высказывания маршала Советского Союза Георгия Жукова. Его фраза «Народная трудовая эпопея по эвакуации и восстановлению производственных мощностей в годы войны по размаху равна величайшим битвам Второй мировой войны» предваряет каждую из четырех серий киноэпопеи. Продолжительность серий — 48 минут, но смотрится каждая из них, как и фильм в целом, на одном дыхании.

Режиссеры Георгий Негашев, Андрей Титов, Павел Фаттахутдинов, автор сценария Валентин Лукьянин и другие участники съемочной группы работали над лентой в течение двух лет. Съемки проходили на территории 15 городов Урала: Екатеринбурга, Нижнего Тагила, Каменска-Уральского, Перми, Челябинска, Магнитогорска, Озерска и других.

«Не успев сделать выстрела, горели наши танки. Атаки с воздуха обрушились на спящие аэродромы. Сотни боевых самолетов погибли в первые дни войны… Уничтожались в окружении наши дивизии…». Между тем к войне готовились, ее ждали. «Почему нас застали врасплох?». Этим вопросом авторы задаются в первой серии. Мы знаем, что СССР готовился к войне лучше многих, целенаправленней. Еще в конце 20-х годов советское руководство задумалось о перспективах будущей войны. Разведка подсказала, что какая бы коалиция ни действовала против СССР, в любом варианте мощности промышленности нашего вероятного противника существенно превосходили бы советские. В разы. Это уже из объяснения историка-эксперта Устьянцева. Кадры уникальной советской и немецкой кинохроники, редкие фотоматериалы времен войны чередуются с живыми, убедительными интервью, взятыми у трех с лишним сотен человек. Среди них  — историки, очевидцы и участники событий (записи уникальны уже и потому, что люди эти, прямо скажем, в возрасте), сотрудники и руководители крупнейших уральских промышленных предприятий.

— Эвакуация, когда речь заходит о Великой Отечественной войне, всегда остается на периферии внимания. Поскольку, конечно же, все самое главное происходило на фронте, — рассказывает автор сценария Валентин Лукьянин. — В фильме есть попытки поставить вопросы так, как они еще не ставились. И в этом необычность взгляда на сам механизм войны. Я дебютирую здесь как сценарист и очень благодарен Георгию Негашеву (один из режиссеров) за то, что «втащил» меня, литератора, в это дело. Я рад, что прикоснулся к такому материалу, очень обогатившему мое миропонимание. Если нам хотя бы частичку того, что пришло в процессе познания тех далеких событий, удалось донести через экран до зрителей, это здорово. Ну, а актуальность темы доказывают переполненные залы.

Зал Дома кино действительно был заполнен до отказа, причем среди зрителей очень много молодых. Тема Великой Отечественной в последнее время вновь стала не просто актуальной, горячей, обсуждаемой. Столько копий сломано вокруг подготовки страны к войне, «эффективного менеджера» Сталина. Между тем огромное количество художественных, документальных фильмов посвящено непосредственно военным действиям, а вот эвакуации, налаживанию работы эвакуированных предприятий в тылу, героическому подвигу сотен тысяч простых людей, работавших «насмерть», внимания уделено незаслуженно мало.

Правда, есть фильм «Эвакуация» режиссера Самария Зеликина, где это явление  рассматривается с бытовой точки зрения. Создатели нового фильма изучают эвакуацию как стратегическую операцию, беспримерный маневр по переброске производственных мощностей в тыл. Именно успешное воплощение такой переброски, самоотверженный трудовой подвиг советских людей способствовали перелому, достигнутому в ходе войны. В таком аспекте эвакуация, во всяком случае в кинематографии, ни разу еще не рассматривалась. Мало того, создатели ленты собирались закончить фильм к 70-летию Победы, то есть год назад. Ничего не получилось.

Когда Титов, Фаттахутдинов, Негашев, другие члены команды, разъехались по разным городам Урала, начали «поднимать» материал, углубляться в тему, они поняли, что это глыба, которую за короткий срок не сдвинуть. И все же они прошли этот марафон и впервые смотрели фильм на большом экране вместе со зрителем.

Все для фронта

Как сообщает один из героев фильма, полковник, сопредседатель правления Союза писателей России Александр Кердан, каждый тяжелый танк во время войны был изготовлен на Урале, 60% средних танков тоже поставили фронту с Урала. По словам историка и ветерана Уральского алюминиевого завода Николая Голдена, тогда в здешних краях использовалось выражение «работать насмерть». «У меня мурашки по коже побежали, когда я понял, что это в буквальном смысле. Люди умирали на рабочих местах», — говорит он.

К 1942 году на Урал было эвакуировано более 800 предприятий, 212 из которых приняла Свердловская область. Всего за 1941—1942 годы на восток страны была перемещена целая индустриальная держава, включавшая в себя более 2 тысяч промышленных предприятий.

Советские конструкторы М. И. Кошкин, Н. А. Кучеренко и А. А. Морозов создали средний танк Т-34, ставший самой массовой в мире бронемашиной, — их было выпущено более 52 тысяч. Это единственная машина, которая всю Вторую мировую войну прошла без существенных конструктивных изменений, — так блестяще она была задумана и выполнена.

Американский военный историк М. Кэйдин писал: «Танк Т-34 был создан людьми, которые сумели увидеть поле боя середины XX века лучше, чем сумел бы это сделать кто-нибудь другой на Западе». С декабря 1943 года на Т-34 установили 85-мм пушку, и ее бронебойный снаряд с расстояния в километр пробивал броню толщиной 100 мм, а подкалиберный, с расстояния 500 метров, — 138-мм броню, что позволяло успешно бороться с немецкими «тиграми» и «пантерами».

Мысль быстрее пули

В Свердловск перебрались тульские оружейники — Тополев, Морозов, люди из Харькова, авиаторы — Швецов, Лавочкин (знаменитые Ла-5), конструктор танков Иван Прошутин, прозванный немцами «Иван-Дизель», «шарашка» из Крестов. Глава 3-я посвящена концентрации научной мысли. Если бы не она, не победить бы нам в войне экономик и промышленном противостоянии. А именно им и стала война, особенно ближе ко второй, заключительной ее части. На Урал была эвакуирована большая часть Академии наук. Комиссия по мобилизации природных ресурсов Урала на нужды обороны была создана очень быстро.

Скажем, обнаруженные еще в 20-е годы залежи марганца на Северном Урале с приходом войны очень быстро начали изучать и разрабатывать. И разработали, компенсировав потерю марганца на оккупированной Украине. Научились разрабатывать сульфидин, который спас множество жизней. 17 млн солдат и офицеров благодаря ему медики поставили на ноги в период войны. Один из экспертов Сергей Агеев, бывший замдиректора УЗТМ, очень к месту цитирует Левшу, который еще в XIX веке на вопрос, как же ему удалось подковать блоху, отвечал: «Мы люди бедные и по бедности своей мелкоскопа не имеем, а у нас так глаз пристрелявши». Так и блоху подковывали, и танки собирали.

За 4 года сделали скачок, равный 15 годам. Директора и наркомы военных лет все сплошь люди молодые, до сорока. Старше просто не выдержали бы сумасшедшего по напряженности военного графика. Попробуйте-ка спать по 2 часа в сутки в течение 4-х лет. Директору металлургического завода Григорию Ивановичу Носову было 37, а все называли его «дедом». Сначала его было сместили, а потом вернули на место. Поняли, что заменить такого «деда» некем. В те времена у талантливых и способных людей была возможность реального карьерного роста, как ни странно.

У директора «Уралмаша» Музрукова была кличка Царь Борис. Тихим голосом, никогда не ругаясь, не матерясь, он добивался выполнения заданий. Иные директора в те времена на каждом совещании выкладывали на стол пистолет для острастки. Директор завода решал вопросы не только производственные, но и любые жизненные, бытовые. На совещания к директору могли позвать обычных рабочих, устроить мозговой штурм.

…и о хлебе насущном

В фильме дается колоссальный объем новой, конкретной и удивительной порой информации. Скажем, до войны не было огородничества, в тылу же людям выделили участки, танками вспахали целину. На танках же со снятым коробом готовую картошку потом и возили.

Директор «Уралхиммаша» Валериан Курганов во время войны добился организации троллейбусного сообщения между предприятием и Свердловском. Протяженность линии составила 12 км. Первый оборонно-стратегический троллейбус вышел на линию 17 октября 1943 года. Маршрут № 1 работает и в наши дни, по-прежнему соединяя завод с городом.

Сергей Носов, мэр Нижнего Тагила, рассказывает удивительную историю, как его дед, Григорий Носов, построил в Тагиле во время войны церковь. Говорят, ему с претензией позвонил Сталин: «Кто разрешил, как посмели?!» — Ну, знаете, война, горе у людей, — ответил Носов. — Я посоветовался с народом, народ разрешил. Вас беспокоить не стал…» И его не тронули.

Уже в 1942 году на Урале выпускали не 1000, как докладывали Гитлеру, а 2000 танков в месяц. Страна сжалась в кулак. «Бей врага, где попало, бей врага, чем попало», — кадры кинохроники сопровождает совсем незнакомая нам песня военных лет.

Переломный момент

Из-под Сталинграда немцы ушли уже другими, и вообще они проиграли еще и потому, что не просчитали промышленные возможности нашей страны, ее потенциал. Война переломилась. Если информацию об отступлении наших войск советское радио сообщало достаточно скупо, когда стали наступать — с удовольствием перечисляли все деревни, все самые укромные уголки, отобранные у врага.

Уральцы умудрялись не только работать денно и нощно, но и находить силы на танцы, ибо война войной, а танцы — по расписанию. Бойцы писали письма «какой-нибудь девушке, у которой нет парня». Хотели завязать переписку. Перед танцами, вспоминает веселая пожилая женщина, смазывали тапки черным лаком, которым днем смазывали болванки и — танцевать. Голодные! Лук, квас, кусок хлеба. «С танцев придешь и спишь, довольный».

— Комфорт — вещь опасная, говорит, чуть задыхаясь, приехавший с Украины нижнетагилец со стажем Розенфельд. — В человеке должна быть внутренняя система защиты, способность переносить тяготы и лишения. После Сталинграда война «развернулась» и пошла на Запад. На Волге разбилась волна немецкого наступления. Летом 1943-го, пытаясь взять реванш за Сталинград, немцы придумали план «Цитадель», а случилась Курская дуга. Очная ставка немецкой и советской техники, двух инженерных школ, по мнению создателей фильма.

Силой наших танков была их простота и технологичность конструкции. Немецкие танки могли быть собраны лишь высококвалифицированными немецкими рабочими, наши — теоретически даже женщинами и детьми. Таков был характер советской инженерной школы: в проект не закладывалось ничего лишнего. Чтобы не удорожать, не усложнять. Подсчитали, что 5,5 тысячи «Пантер» соответствуют по затратам всем имевшимся у нас Т-34.

Мы уступали поначалу в самоходной артиллерии. Однако, согласно постановлению партии, изданному 19 октября, к 20 ноября образец требуемой самоходки должен был быть испытан. У немцев к тому времени уже был «Фердинанд», за уничтожение которого сразу же давали орден…

А еще — рассказывает сотрудница музея из Талицы — немецкие солдаты, рискуя жизнью, пытались раздобыть русскую каску. Считалось, что, воюя в ней, немец сможет выжить и вернуться домой.

После боя снова бой

В главе четвертой «бах, и пришел мир». Как у Толстого… «Шура, война кончилась!» — цитирует пожилая женщина обращенные к ней слова подруги. Заглох весь цех, спавших разбудили. Срочно на завод. Как узнавал народ? Нерабочий день, выкатили всю водку, имевшуюся в наличии, сделали бутерброды. Играли гармошки. «Война вычерпала гору», — говорили в Магнитогорске. А образовавшийся за время войны холм местные в шутку называли «могилой Гитлера».

Мир поставил новые сложные проблемы. Едут с фронта солдаты, многие из них умели только воевать. Их надо было обучить, обеспечить рабочими местами.. «Студенты-отечественники» имели право выбрать факультет. Победа. Григорий Носов умер в первом же отпуске после Великой Отечественной войны, как будто с непривычки… И таких судеб было немало.

Конец войны принес новые проблемы, и они тоже исследуются в фильме свердловских кинематографистов. С Урала бывшие эвакуированные потянулись обратно домой: в Ленинград, на Украину. Женщина с экрана рассказывает, что, когда вернулась в Ленинград, начальство заявило ей, мол, паспорт у вас челябинский, не все ли вам равно, где жить?!. И она приехала в Челябинск, где живет до сих пор…

Самовольная реэвакуация считалась дезертирством. Тем, кто оставался, давали жилье, 3000 рублей на покупку коровы, одежду, обувь. Многие оставались. Григор Розенфельд приехал из Одессы, но признается, что любит Урал и Нижний Тагил. Еще один украинец рассказывает, что на Урале жить гораздо лучше, проще: на Украине шахты, пыль, картошка не родится… «Сынку, настоящие металлурги должны работать на Урале», — говорит отец сыну в Славянске. Да и голос Левитана, вспомним, звучал из Свердловска.

Отдельной темой фильма, а, возможно, по ней предстоит снять и отдельный фильм, стала эвакуация культурных, художественных ценностей. В Пермь в начале войны эвакуировали Ленинградский театр оперы и балета им. Кирова. Туда поехали Уланова, Хачатурян. Эвакуировали и балетное училище. И состоялся первый «военный набор». Когда война закончилась, пермяки отказались отпустить своих детей в Ленинград, и тогда в Перми создали балетное училище им. Вагановой. Цискаридзе кланялся этим людям — его педагог был из Перми.

Академик Татаркин называет Урал серединой, с которой начались и заканчиваются многие великие дела, которые делались в Союзе, — к концу войны Урал доказал звание станового хребта оборонного комплекса страны, а СССР приобрел статус супердержавы. Мир, завоеванный и выстраданный, оказался шатким и непрочным на арене появился новый персонаж — атомная бомба. А с ней и новые претенденты на мировое господство. К концу 1945-го у США было 196 атомных бомб «для русских». Черчилль почти открыто призывал Трумена «бомбить Москву».

Снова пришлось поднимать на ноги всю страну. И снова случилась предельная мобилизация всех ресурсов, широкий простор инициативе. Весь организм перенапряженной страны теперь отдавал энергию в закрытые города.  Первым стал Озерск. Строили без проектов и смет, на свой страх и риск. Ручной труд, никакой механизации. Зимой — утепленные юрты, как в Средней Азии. Руководство атомным проектом возложили на Берию, он приезжал под Кыштым. Директор «Уралмаша» Музруков был вынужден возглавить новый строящийся завод. Людей переводили с танковых заводов — в «свинцовую промышленность». Так это тогда называлось…

В самом деле, были ли слеплены из какого-то другого теста люди той эпохи? Музруков и генерал Звенягин шесть дней сидели рядом с работающими ремонтниками — в радиоактивной зоне. Иначе люди просто не стали бы работать. А мы, нынешние, так смогли бы?

29 августа 1949-го СССР испытал первую атомную бомбу, ставшую орудием сдерживания. Ни одна бомба после этого уже не была испытана на живых людях, как это сделали американцы в Хиросиме и Нагасаки.

Конечно, фильм дышит неистребимой симпатией к вдохновителям и «воплотителям» глобальной эвакуации. Нынешний гендиректор Мотовилинских заводов Юрий Клочков с удовольствием констатирует, что в Нижнем Тагиле, Нижней и Верхней Салде живут люди, крепкие духом: «Они Россию всегда отстоят». Герои фильма снова вспоминают Победу. Как люди плакали и радовались, что нацизму свернули башку, верили, что это надолго. Да, собственно, так и получилось. Были ли эти люди другого духа и плоти? Их поставила в такие условия история. Они выдержали. А выдержали ли бы мы? Насколько теперь, в нынешней по-своему сложной жизни, мы можем опереться на их опыт? Эти два вопроса, пожалуй, являются главными для создателей фильма.

В фильме все весьма гармонично: кадры кинохроники, интервью, песни военных лет и — музыка, сочиненная специально к фильму. 400 часов отснятого материала, конечно, не могли войти в фильм полностью. Возможно, появится что-то еще. Пока же премьеры фильма ожидаются в Нижнем Тагиле, Перми, Челябинске, Магнитогорске и других уральских городах. Ну а затем и по всей России.

Представитель самого молодого из создателей поколения кинодокументалистов Андрей Титов, представляя фильм, вспомнил о прошедшей в очередной раз акции «Бессмертный полк», трогательной и искренней.

— Есть смысл задуматься и о бессмертном цехе, — заявил Андрей. — Люди, стоявшие у станка впроголодь, после 12-часовой работы шедшие на субботник по строительству нового предприятия, практически не спавшие, вот это и есть наш бессмертный цех. Низкий им поклон.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Постоянные проекты
Дайте сказать «Дайте сказать» — это жесткое столкновение мнений по самым острым и злободневным проблемам: авторитетные эксперты защищают полярные точки зрения, звучат мнения «людей с улицы», которых рассматриваемая проблема касается кровно.
Ветеран Вкладка «Ветеран» — специальный выпуск, предназначенный для читателей старшего поколения. В «Ветеране» большое внимание уделяется историческим событиям XX века, подвигу нашего народа в Великой Отечественной войне, трудовым достижениям прошлых лет, рассказывается о достойных людях старшего поколения. Одновременно – полезные советы, как пожилому человеку улучшить свою жизнь, информация о работе ветеранских организаций.
ЛОМКА Единственный среди печатных СМИ Екатеринбурга регулярный ежемесячный антинаркотический проект: не «жареные» факты, а достоверная информация о том, что делается в городе для профилактики зависимостей, реабилитации зависимых, пропаганде здорового образа жизни. В том числе освещается проблематика борьбы с ВИЧ.
Парк культуры В нём рассказывается о наиболее ярких событиях театральной, музыкальной жизни, о кино- и телепремьерах, о художественных и фотографических выставках. Публикуются рецензии, дискуссионные материалы.
Стадион «Стадион» — это спорт высших достижений во всем своем многообразии. Это не только очки, голы, секунды, но и аналитические обзоры, мнения экспертов, столкновение разных точек зрения, прогнозы, проведение опросов специалистов и различных конкурсов. Это новые рубрики «Под олимпийским прицелом», «Еврофутбол-2012», «Клуб 2018».
Один день губернии Журналисты не раз делали попытку объять необъятное. Например, описать один день планеты, одновременно отправив репортеров в три тысячи точек Земли. Коллективный труд газетчиков стал бестселлером на все времена. У авторов нового проекта «Уральского рабочего» задача скромнее: описать один день Свердловской области с помощью наших собственных корреспондентов на местах. Мы узнаем, чем живет глубинка в будни, какие события там происходят, какой они оставят след в истории. Коллективные репортажи из разных концов Свердловской области — это наш скромный вклад в летопись края.
Изыскатели ИЗЫСКАТЕЛИ — проект, в рамках которого «Уральский рабочий» возрождает молодежную страничку газеты. Все авторы этой тематической полосы — начинающие журналисты, которые постараются взглянуть на мир глазами ребенка. Для этого они будут проводить всевозможные журналистские эксперименты, готовить увлекательные репортажи и встречаться с неординарными людьми. Словом, экспериментировать, исследовать, изучать, искать и совершать открытия. «Видеть в привычном необычное» — вот девиз наших изыскателей.
Новости


Архив издания
Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF



Ищите нас Вконтакте


Ищите нас на Facebook



Прогноз погоды