19 ноября 2017, воскресенье, 08:08
Спецвыпуски 
Ветеран
Штык, приклад, Сталинград
Курсанты 3-го пехотного Орджоникидзевского училища. 1942 год.
На долю Владимира Васильевича Ашуева выпали самые тяжелые месяцы войны Маргарита ПЯТИНИНА, 20 мая 2016

Владимир Васильевич Ашуев живет в Екатеринбурге. До выхода на пенсию он работал в Облстрое. А родился ветеран Великой Отечественной войны в Кировской области. Сейчас ему 93 года.

— Детство было тяжелое, — рассказывает Владимир Васильевич. — Отец всегда правду говорил на собраниях о советской власти, забирали его несколько раз, а потом его посадили и забрали все из дома, включая запрятанные в снегу 6 мешков с зерном. Отца раскулачили, посадили, мы остались в нищете. Я с семи лет семью кормил. Мы втроем, кто постарше, пошли собирать куски. Принесу две котомки, живем. С семи до десяти лет ходил так, собирал, в школу не ходил.

22 июня 1941 года по радио объявили, что началась война. В 17 лет Владимир Ашуев ушел добровольцем на фронт.

— Из военкомата направили меня в 3-е пехотное Орджоникидзевское военное училище, это Северная Осетия. Учились по 20 часов в сутки. Спать некогда было, — вспоминает фронтовик. — Учили штыковой бой, как драться, как управлять винтовкой в бою, как в атаке двигаться, много тренировались, были очень подготовлены физически. Штыком колешь, прикладом назад. В походы ходили 50 км, ночью придешь, отдохнул — и снова занятия.

Из семьи Владимира Ашуева на фронт ушли и два брата, оба погибли. Погибли и пятеро его двоюродных братьев.

— Проучился шесть месяцев, и на фронт летом 1942 года. Враг тогда рвался до Сталинграда, и мы, все курсанты военного училища, были брошены на защиту города, — рассказывает Владимир Васильевич. —  А всего из 200 курсантов нас пять человек в живых осталось.

На фронте было тяжело не только из-за стрельбы, смертей и ранений. Вот что вспоминает Владимир Ашуев про тяготы фронтовой жизни:

— Бывало, немецкий самолет летит, заметит нашу кухню — бомбит. Разбили кухню, мы остались все голодные. Воды в Сталинграде тогда не было. Из болот пили и люди, и кони, колодцев не было. Пили воду, в которой лежали трупы людей и лошадей. Я себе желудок испортил. Но я еще по совету санинструктора пил через марлю, а парни многие пили так сразу, ну и болели. 

В одной из атак Владимира Васильевича чуть не убил немец:

— Кончились патроны, у меня выбили винтовку. Я вспомнил, что у нас разведчикам давали финские ножи. Я вытащил финский нож и командиру немецкому в живот, и все, у него кишки вывалились, и я сам тут потерял сознание.

Довелось Владимиру Ашуеву побывать и в немецком плену:

— Я ходил в разведку, меня считали способным парнем и всегда посылали к немцам в тыл. Снимаю, где у них что находится, у меня камера была. И меня однажды, раз, поймали немцы за шкирку и давай колотить, выспрашивали, какие части наши стоят, кто, где. Ну я наврал им все. Изобьют и в амбар на ночь затолкают, лежишь, отдышался, а с утра снова.

Но советский солдат нашел в себе силы сбежать из немецкого плена:

— Часовой немец задремал, а нож-то у меня остался, нам, разведчикам, давали ножи острые, как бритва. Я его полоснул и выскочил, побежал к нашим, они сразу в «фильтровый», где вызнавать стали обстоятельства.

Пребывание на фронте закончилось для Владимира Ашуева после очередной немецкой бомбардировки:

— Мы попали под бомбежку, нас всех по воде разбросало, я переплыл на другую сторону с раненой рукой, плавал хорошо, а там уже наши подобрали. Раненый, контуженый был. Потерял сознание, если бы меня медсестра, санинструктор не вытащили, начался бы бой, и меня бы просто смели.

В госпитале раненый солдат пролежал около шести месяцев, восстанавливался от последствий ранения и от нервного перенапряжения. Затем Владимира Ашуева комиссовали, и больше на фронт он не возвращался. Из госпиталя приехал домой в 1942 году, в Кировскую область.

— Тогда в 1942-м немного же награждали, — напоминает фронтовик. — Дали орден Отечественной войны, медаль «За отвагу» и «За боевые заслуги».

— Самое страшное было, когда Дон переплывали в шинели, — признается Владимир Васильевич. — Немцы прижали нас, деваться было некуда. А Дон — быстрая река, оттащило нас на километр. Я вылез из воды, все течет с меня, а холодно, осень. Пришлось на себе все сушить, а потом снова в бой идти. А бой тогда выглядел примерно так: в атаку сходил, трясет всего, кружку водки сразу, чтобы нервы успокоить, выпил — и спать. А утром снова в бой. Немцы здоровые были, а мы были тренированные. В бою они долго не выдерживали, штыком колешь, прикладом бьешь, финкой резал. Мы им дали, конечно! Нас в училище тренировали по 20 часов в сутки, спать некогда было. Поэтому и выжили. Мы были солдаты настоящие!

— Когда сообщили, что война закончилась, ой, что творилось… — с широкой улыбкой рассказывает Владимир Васильевич. — Женщины все побежали в магазин, ящик водки принесли. Все кричали «Ура!» и радовались, все собрались, праздновали, угощали друг друга. Вся деревня сбежалась. После войны мы еще много лет ездили и встречались с друзьями в Сталинграде. Все время ездил, пока ноги нормально ходили.

— Молодежи я пожелал бы сейчас быть честными! Как мы были! — напутствует фронтовик.

Лучше и не скажешь. 

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Постоянные проекты
Дайте сказать «Дайте сказать» — это жесткое столкновение мнений по самым острым и злободневным проблемам: авторитетные эксперты защищают полярные точки зрения, звучат мнения «людей с улицы», которых рассматриваемая проблема касается кровно.
Ветеран Вкладка «Ветеран» — специальный выпуск, предназначенный для читателей старшего поколения. В «Ветеране» большое внимание уделяется историческим событиям XX века, подвигу нашего народа в Великой Отечественной войне, трудовым достижениям прошлых лет, рассказывается о достойных людях старшего поколения. Одновременно – полезные советы, как пожилому человеку улучшить свою жизнь, информация о работе ветеранских организаций.
ЛОМКА Единственный среди печатных СМИ Екатеринбурга регулярный ежемесячный антинаркотический проект: не «жареные» факты, а достоверная информация о том, что делается в городе для профилактики зависимостей, реабилитации зависимых, пропаганде здорового образа жизни. В том числе освещается проблематика борьбы с ВИЧ.
Парк культуры В нём рассказывается о наиболее ярких событиях театральной, музыкальной жизни, о кино- и телепремьерах, о художественных и фотографических выставках. Публикуются рецензии, дискуссионные материалы.
Стадион «Стадион» — это спорт высших достижений во всем своем многообразии. Это не только очки, голы, секунды, но и аналитические обзоры, мнения экспертов, столкновение разных точек зрения, прогнозы, проведение опросов специалистов и различных конкурсов. Это новые рубрики «Под олимпийским прицелом», «Еврофутбол-2012», «Клуб 2018».
Один день губернии Журналисты не раз делали попытку объять необъятное. Например, описать один день планеты, одновременно отправив репортеров в три тысячи точек Земли. Коллективный труд газетчиков стал бестселлером на все времена. У авторов нового проекта «Уральского рабочего» задача скромнее: описать один день Свердловской области с помощью наших собственных корреспондентов на местах. Мы узнаем, чем живет глубинка в будни, какие события там происходят, какой они оставят след в истории. Коллективные репортажи из разных концов Свердловской области — это наш скромный вклад в летопись края.
Изыскатели ИЗЫСКАТЕЛИ — проект, в рамках которого «Уральский рабочий» возрождает молодежную страничку газеты. Все авторы этой тематической полосы — начинающие журналисты, которые постараются взглянуть на мир глазами ребенка. Для этого они будут проводить всевозможные журналистские эксперименты, готовить увлекательные репортажи и встречаться с неординарными людьми. Словом, экспериментировать, исследовать, изучать, искать и совершать открытия. «Видеть в привычном необычное» — вот девиз наших изыскателей.
Новости


Архив издания




Прогноз погоды