Спецвыпуски

Парк культуры
Наука спора
Фото: chashkapetri.ru
Хотите научиться полемизировать? Читайте декабрьский номер «Урала» Ольга ПЛЕХОВА, 25 декабря 2013

Последний в этом году выпуск журнала — не «в тренде». Читатель не найдет ни новогодних вензелей на страницах, ни цветастой елки на обложке. Новогодних сказок и стишков, кстати, тоже не ищите.

Номер получился разнообразным, но сдержанным. Хочется праздника? Прочтите стихотворение Константина Случевского на задней обложке журнала и узнаете, что Новый год для этого совсем не нужен.

Тандем

Повесть «Зима с Франсуа Вийоном» Марии Голиковой можно было бы назвать литературой для узкого круга читателей, если бы не несколько ключевых моментов, украсивших текст более понятными и известными для людей темами, чем творчество французского поэта XV века.

Так сложилось, что поэзия первого французского лирика Средневековья — Франсуа Вийона известна немногим. Оценить талант поэта в полной мере могут разве что филологи, или очень искушенные читатели. И поэтому сделать Вийона героем, вокруг которого развивается сюжет, — довольно смелый авторский ход. Но стоит отметить, что данная смелость небезосновательна. Мария Голикова так сумела преподнести образ поэта и включить его в фабулу произведения, что интерес к событиям, которые разворачиваются в повести, подогревается, несмотря на малоизвестность героя.

Отметим, что Франсуа Вийон как действующий персонаж в тексте отсутствует. Его образ, точнее книга стихов, становится катализатором для развития личности студента Жана-Мишеля, случайно открывшего для себя поэзию противоречивого поэта. Погружаясь в тексты лирика, молодой человек начинает разбираться в окружающем мире и приходит, в частности, к пониманию того, что общественная молва — губительна и часто не справедлива («история знает много примеров жесткого и неправедного суда, и первый из них — распятие, на которое каждый парижанин постоянно смотрит в церкви»), а друзья — это те, кто помогает добраться до истины и не насмехается над твоими целями.

Несмотря на то, что личность Франсуа Вийона предстает перед читателем лишь через призму восприятия студента, поэт все же перетягивает на себя «одеяло» внимания. Вплетая в канву текста факты из биографии лирика, цитаты из его стихов, автор делает его неким «закадровым» персонажем, который играет одну из ключевых ролей в развитии сюжета и характеров остальных героев. Вийон становится немыслим без Жана-Мишеля, поскольку именно он помогает понять и раскрыть личность поэта. Образ же студента сложно представить без размышлений о лирике, ведь именно француз помогает студенту расставить приоритеты в жизни и сделать правильный выбор.

На колесах

Своеобразные путевые заметки вышли из-под пера Марии Голдиной. Автор «Поехали» знакомит читателя с внутренней жизнью столицы Урала через наблюдения за горожанами в общественном транспорте. Идея замечательная. Отталкиваясь от разговоров, поведения людей в автобусе, трамвае или троллейбусе, писатель выходит на более общие темы и делает любопытные выводы. Но в том виде, в каком все это воплощено на страницах журнала, не хватает более объективного взгляда на действительность. Если бы зарисовки были разноплановые, не по форме и содержанию, а по смыслу, «портрет явления» смотрелся выигрышнее.

А так получается, что нас окружают лишь невоспитанные дети, неспособные уступить место своему педагогу, и ограниченные взрослые, без конца жующие жвачку и лишенные творческого начала. И на фоне этого — автор, которую в одной из зарисовок слепой мальчик называет «доброй» и приглашает работать в училище, где он учится. Может, конечно, случайное, но это противопоставление смотрится в тексте не выигрышно. Для равновесия не хватает всего лишь нескольких положительных этюдов и о других «добрых» людях. В этом случае текст получился бы реальным, отражающим разные, а не только отрицательные качества людей.

Свобода слова

Толстые литературные журналы всегда отличались тем, что предоставляли возможность высказаться авторам не только художественных произведений, но и тех, кого волнуют различные общественные проблемы. «Урал» — не исключение.

В этом номере представлены два вида полемики — конструктивный и псевдоконструктивный. Первый — отклик Елены Усачевой на статью Марии Скаф, в которой критик утверждает, что детской литературы в России нет. Тема для спора благодатная, поскольку аргументов в пользу обеих точек зрения множество. Елена Усачева, несмотря на категоричное несогласие с критиком, доказывает свою правоту корректно и убедительно. Не скатывается в «базарность» и не переходит на личности. А если и касается персоны Скаф, то говорит о ней, прежде всего, с уважением. Чего не скажешь об авторе другого отзыва — Юрии Конькове, разродившемся спичем «Человечество вырождается» на статью Елены Георгиевской «Я — феминистка», вышедшей в шестом номере «Урала».

Отметим, что тест калининградской писательницы отличает последовательное отстаивание своей позиции, в котором нет унижения мужского достоинства. Автор перемежает свою точку зрения с историческими фактами и вполне разумно объясняет, почему некоторые женщины становятся феминистками. Разбираются стереотипы, приводятся материалы авторов, занимающихся проблемами женщин,— одним словом, комплексный и разумный анализ явления. При этом, повторюсь, о «второсортности» мужчин — ни слова, о том, что существующий патриархат «зажимает» слабый пол — да. А это, простите, не то же самое, что смешивать мужчин с грязью. Юрий же Коньков, видимо, именно это в тексте и увидел.

Его отзыв мало похож на критический материал — не более чем шовинистический материал, унижающий женщин и лично автора «неугодной» статьи. А это самое неприятное. Когда человек позволяет себе глумиться не только над текстом, но и над автором — это говорит как о низком уровне развития, так об откровенной слабости «критика» перед более сильным и компетентным коллегой.