Спецвыпуски 
Поколение «Like»
Рыжим быть не запретишь
Фото: Антон БУЦЕНКО
Екатеринбургская граффитистка Яна Искра гордится своей особенностью 1 августа 2013

Псевдоним «Искра» очень соответствует мировосприятию 18-летней Яны Мартюшевой. Будто бенгальский огонек, она брызжет золотисто-солнечными искорками — от медно-рыжей шевелюры, серо-зеленых глаз, задорной и заразительной улыбки.

— Это раньше я из-за цвета волос комплексовала, а теперь пусть предложат перекраситься в самом крутом и дорогом салоне города — откажусь! Это же часть меня! — с гордостью заявляет выпускница детской художественной школы «Арт-ЭТЮД», студентка Екатеринбургского художественного училища имени И.Д. Шадра. В международном фестивале уличного искусства «Стенограффия» Яна участвует всего второй раз, но организаторы уже отмечают способности творческой девушки.

С огоньком

— Уличных художниц в суровом мире граффити не так много. Вспоминается разве что Марина Ягода из команды «Так Надо»…

— Действительно, девушки не очень часто обращаются к стрит-арту. Не знаю почему. Но ребята приняли в компанию практически без вопросов. Наоборот, их заинтересовало то, что я делаю, помогают иногда, советуют, таскают баллончики с краской (смеется). Какой флирт?! (Выразительно поднимает брови). Мальчишки-граффитчики настолько увлечены делом, что им больше ничего, кроме стен и красок, не нужно! И этим настроением невольно заражаешься, начинаешь общаться чисто по-дружески, на равных. Ребята мои единомышленники, и я для них художник, а не девушка.

— Неужели тебя не воспринимают как потенциальную «обезьяну с гранатой»?

— Те, кто со мной не знаком, к моему увлечению граффити относятся скептически. Для таких «неверующих» ношу с собой скетч-бук с набросками и фотографиями готовых работ, чтобы в моих словах убедились своими глазами. С другой стороны, не скажу, что я сейчас «горю» этим делом. Когда только начинала расписывать стены, хотелось делать как можно больше. Больше и лучше. А теперь я немного подостыла… Работа, учеба, параллельные проекты — я, скорее, пока в творческом поиске.

— С чего началось увлечение граффити?

— Интерес появился лет в 12 достаточно спонтанно и внезапно. Я лежала в больнице. Как обычно, там было скучно: все юные пациенты перезнакомились, играли в карты, слушали радио, болтали. Но как-то один из гостей нашей палаты принес с собой толстенный альбом с рисунками. Меня впечатлило количество работ, их стилистика, шрифты, персонажи, надписи. Конечно, я и раньше знала о граффити, но в момент просмотра лично столкнулась с этим явлением. И раз я рисовала с детских лет, то задумалась: а почему бы не попробовать... Стала рисовать на уроках, дома, у друзей, качала фотографии работ из Интернета, наблюдала за рисунками Андрея ТАРа и Джулианы, которые работали на стенах Уралмаша. Когда интерес к «пробе пера» начал угасать, захотелось сделать что-то уже на стене. А как? Страшно же! Это на первый взгляд кажется, что все просто и легко: вышел на улицу, накалякал — и готово. На самом деле, когда понимаешь, что будешь рисовать, а люди будут смотреть, может получиться криво… Тем более, в моем окружении не было людей, которые бы разделяли интерес к граффити.

Деревенский дебют

— И когда же отважилась?

— Первое граффити было исполнено… в деревне. Лет в 13 я купила баллончик желтой краски и на деревянном дощатом заборе сделала надпись. Удивительно, она, пусть и простая в исполнении, вышла достаточно аккуратно. Не скажу, что испытала при работе нереальный восторг, но первый шаг от теории к практике был сделан. А потом на «Стенографию-2011» из Германии приехала команда «Herakut» (они расписали фасад детского дома №3 и выпустили фильм «Нарисуй мне маму»), которые помогли мне, как начинающему райтеру, шагнуть в сторону городских улиц. С немцами, можно сказать, меня «свел» друг-художник, который приехал на встречу с ними в Екатеринбург из Нижнего Тагила. Они пригласили нас в мастерскую, показали принцип работы на стенах… И покатилось!

— Много ли у тебя работ?

— Нелегальных не очень много, больше легальных — но это не значит, что я отдаюсь в коммерческие проекты или ратую за абсолютную безопасность. Так получилось. Я работаю медленно и стараюсь не рисовать там, где проходит большой поток людей. Мои рисунки можно встретить на Уралмаше, в заброшенных зданиях. Если говорить о стиле и гендерных различиях, то таковых, на мой взгляд, мало: стилистика шрифтов, персонажи, концепция зависят чаще от настроения художника, его мировоззрения, нежели от его принадлежности к тому или иному полу.

— На графику каких художников равняешься?

— У меня нет кумиров, но есть мастера, чье творчество близко по настроению. Среди них известный иллюстратор из Франции Matthieu Bessudo, каталонский художник Aryz и испанский уличный художник Belin. Они обладают собственным стилем и высоким мастерством, их работы всегда интересны и нетипичны. У них есть чему поучиться. Из российских — екатеринбургских — райтеров симпатичны Максим Реванш и Слава PTRK. С последним, кстати, мы не раз работали в тандеме: он — хороший трафаретчик, я — живописец. В творческом плане мы здорово дополняем друг друга — тем более оба рыжие! Это, как известно, люди особого склада!

Особая жизнь

— В нынешней «Стенограффии» ты расписывала стены детского дома-интерната для умственно отсталых детей, который расположен на Ляпустина, 4 а…

— Честно говоря, мне не удалось подробно пообщаться с воспитанниками этого интерната. Они немного помогли мальчишкам: Никите Cante, Паше Mehr, Борису Бору, Максиму, которые показали, как работать баллончиками на стене… Меня больше интересовала непосредственно работа над рисунком. Это лицо девочки в фотореалистичной манере. Раньше я работала с черно-белым изображением, и создавать цветной портрет было непросто и волнительно.

— Какое впечатление осталось от детей, для которых вы рисовали?

— Честно… (смущается). Было сложно в психологическом плане. Вы же понимаете, о чем я… Конечно, есть мнение, что люди с отклонениями в развитии зачастую обладают уникальными творческими способностями. И я склонна с этим согласиться. Многие творцы, и художники в том числе, слегка сумасшедшие. Это люди совершенно иного склада, иного мировосприятия, они создают вещи, которые обыватели не способны повторить, которые им в голову просто не придут, и потому такие артефакты зовут «шедеврами». Творчество помогает раскрыться, выйти некоей внутренней энергии, напряжению, мысли…

— Тебя — художника с немалым стажем — «ненормальной» не назовешь!

— Конечно, я не воспринимаю мир абстрактными пятнами! (смеется). И не считаю, что мой взгляд какой-то особый... Но есть у меня некоторое наблюдение за другими людьми. К примеру, во время пленэра я замечаю живописное местечко, сажусь и начинаю рисовать. Прохожие — а они подходят посмотреть в 99 случаях из 100 — начинают интересоваться, что такое я увидела, что особенного в этом покосившемся заборе и том мусорном баке. Для меня же они — цветовые пятна, которые можно передать одним ярким мазком. Люди же, как правило, обращают внимание на мелочи и склонны замечать красивое в чистом, аккуратном, ухоженном — таковы, для примера, новые кварталы в европейских городах. Я понимаю, что притягивает в подобной картинке, но лично мне она не близка. Мне интересна атмосфера места, его настроение — неспроста «живопись» происходит от слова «живой».

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Постоянные проекты
Дайте сказать «Дайте сказать» — это жесткое столкновение мнений по самым острым и злободневным проблемам: авторитетные эксперты защищают полярные точки зрения, звучат мнения «людей с улицы», которых рассматриваемая проблема касается кровно.
Ветеран Вкладка «Ветеран» — специальный выпуск, предназначенный для читателей старшего поколения. В «Ветеране» большое внимание уделяется историческим событиям XX века, подвигу нашего народа в Великой Отечественной войне, трудовым достижениям прошлых лет, рассказывается о достойных людях старшего поколения. Одновременно – полезные советы, как пожилому человеку улучшить свою жизнь, информация о работе ветеранских организаций.
ЛОМКА Единственный среди печатных СМИ Екатеринбурга регулярный ежемесячный антинаркотический проект: не «жареные» факты, а достоверная информация о том, что делается в городе для профилактики зависимостей, реабилитации зависимых, пропаганде здорового образа жизни. В том числе освещается проблематика борьбы с ВИЧ.
Парк культуры В нём рассказывается о наиболее ярких событиях театральной, музыкальной жизни, о кино- и телепремьерах, о художественных и фотографических выставках. Публикуются рецензии, дискуссионные материалы.
Стадион «Стадион» — это спорт высших достижений во всем своем многообразии. Это не только очки, голы, секунды, но и аналитические обзоры, мнения экспертов, столкновение разных точек зрения, прогнозы, проведение опросов специалистов и различных конкурсов. Это новые рубрики «Под олимпийским прицелом», «Еврофутбол-2012», «Клуб 2018».
Один день губернии Журналисты не раз делали попытку объять необъятное. Например, описать один день планеты, одновременно отправив репортеров в три тысячи точек Земли. Коллективный труд газетчиков стал бестселлером на все времена. У авторов нового проекта «Уральского рабочего» задача скромнее: описать один день Свердловской области с помощью наших собственных корреспондентов на местах. Мы узнаем, чем живет глубинка в будни, какие события там происходят, какой они оставят след в истории. Коллективные репортажи из разных концов Свердловской области — это наш скромный вклад в летопись края.
Изыскатели ИЗЫСКАТЕЛИ — проект, в рамках которого «Уральский рабочий» возрождает молодежную страничку газеты. Все авторы этой тематической полосы — начинающие журналисты, которые постараются взглянуть на мир глазами ребенка. Для этого они будут проводить всевозможные журналистские эксперименты, готовить увлекательные репортажи и встречаться с неординарными людьми. Словом, экспериментировать, исследовать, изучать, искать и совершать открытия. «Видеть в привычном необычное» — вот девиз наших изыскателей.
Новости


Архив издания




Прогноз погоды