25 мая 2016, 08:00
Живопись с ароматом жизни

«Всегда России уголок живет в душе моей» — эта поэтическая строка стала эпиграфом к персональной выставке живописца, графика, педагога Роальда Каптикова, открывшейся в Екатеринбурге.

Шесть десятилетий профессионального художественного творчества (из 78 прожитых лет) отданы Каптиковым родному Свердловску-Екатеринбургу. Здесь Роальд Валерьевич преподавал в художественных школах и Уральском государственном университете, работал в книжных издательствах и средствах массовой информации. Более двадцати лет был членом редакционного коллектива областной молодежной газеты «На смену!».

Бывший главный редактор издания Геннадий Чукреев на открытии выставки подчеркнул, что в редакции работало тогда не менее сорока человек, но один из них более других определял «лицо» газеты, ее внешний облик. Не было тогда фотошопа и прочего инструментария, привычного для сегодняшних газетчиков. Но зато был главный художник Роальд Каптиков. К наиболее значимым, «гвоздевым» материалам он рисовал выразительные заголовки, оживлял газетные страницы собственными иллюстрациями из командировок.

«На смену!», самая тиражная региональная «молодежка» России тех лет, получила тогда диплом Союза журналистов за визуальное решение газеты. Подобной награды был удостоен и журнал «Уральский следопыт». Автор успеха в обоих случаях был один и тот же.

В культурной среде сегодняшнего Екатеринбурга известны двое Каптиковых. Кроме Роальда, его двоюродный брат Анри — профессор-искусствовед Уральского архитектурно-художественного университета. Отвечая на вопросы любопытных участников вернисажа, он поведал, что необычные имена подарила внукам их бабушка-учительница: Анри — в честь писателя Анри Барбюса, Роальд — в честь покорителя Южного полюса норвежца Руаля Амундсена.

Правда, интеллигентная бабушка слегка «отредактировала» по своему усмотрению имя полярного путешественника, но главное — вместе с именем передала внуку стремление к неустанному постижению земных пространств. И сегодня, не выходя за пределы выставочного зала, мы имеем возможность любоваться прозрачной толщей озера Байкал, бурным нравом реки Теберда, острыми, как лезвие ножа, гранями кавказских горных пиков, воздушной статью дворянской усадьбы в окрестностях Петербурга, россыпью красот Золотого кольца. Удивительно, как этот радостный праздник красок на листах и холстах уживался с суровой прозой газетной графики. Что ж, мастер — он и есть мастер.

Недавно на телеканале «Культура» один художник вспомнил случай из своего детства. Нарисовал он тогда букет цветов и принес отцу, маститому художнику. Тот похвалил сына за усвоенные им навыки владения кистью, но посетовал: цветы твои не пахнут. Видимо, душа начинающего живописца не прикоснулась к тому, что увидели его глаза, окружающий мир не стал частью его внутреннего мира.

Одна из работ Роальда Валерьевича называется «Первый снег в окрестностях Екатеринбурга». Чистые белоснежные пятна на темном фоне земли и леса — это и грусть по ушедшему лету, и радостное возвращение полузабытой свежести, пока еще робкой, но уже способной пробиться к нам через «вчерашние» запахи.

Камни ограды Соловецкого монастыря и звонница Ростова Великого не только осязаемы, но и пахнут, кажется, пылью веков. А в долину села Кын стекает со склонов, заросших лесом, крепкий хвойный аромат, который несут в себе зеленые краски картины.

В уральской точке притяжения паломников, туристов и художников Роальд Каптиков побывал лишь раз, о чем свидетельствует акварель «Свежее утро в Верхотурье». Впечатление от работы вполне совпадает с ее названием. Высокая трава дышит влагой. Ее корни там, где со стороны Монастырской горы и Троицкого утеса маленькие ручейки пробираются к большой Туре. Неприметное, сокровенное место.

Чаще же художники начинают свое знакомство с духовной столицей Урала, усевшись с этюдником там, где всеобъемлюще красуются главные городские достопримечательности. Что ж, всякому свое. Роальд Каптиков тоже не обошел вниманием памятники Верхотурья. Только у него монастырские главки виднеются издалека, будто выросшие из земли вместе с травой.

Уголки России — вот неизменные объекты его творческого интереса. Часто это уходящая натура, которую хочется сохранить и на полотнах, и в душах, и на земной тверди. Почерк у него изысканно мягкий, точный, реалистичный. К сожалению, нынче немало людей считают сам реализм уходящей натурой. Хорошо, что Роальд Каптиков думает иначе.

Другие новости