Тамплиер с улицы Тверитина
В центре — один из руководителей ОГПУ на Урале в 1920-х Григорий Семенович Мороз, участник октябрьских событий 1917 года в Петрограде.
В 1920-х годах уральским чекистам пришлось схлестнуться с древним тайным орденом Лев КОЩЕЕВ, 29 мая 2017

Местным краеведам эта история оставалась неизвестна десятилетия по той причине, что все материалы оказались в архивах Москвы и Краснодара.

Чем и кем только не занимались чекисты той поры! Следили за американскими разведчиками, действовавшими под видом «спасителей от голода», советовали горнякам, как тем работать. Листая архивы, быстро перестаешь чему-либо удивляться. Но когда мелькает слово «тамплиеры», спина холодеет — что-о?!

Из глубины веков

Тут для тех, кто не особо осведомлен, стоит пояснить: военно-монашеский орден тамплиеров (храмовников) был учрежден в 1118 году французскими рыцарями. Вступавшие в орден дворяне клялись безвозмездно защищать отвоеванные у иноверцев земли в Палестине и христианских паломников к святым местам.

За два века орден стал могущественнее любого европейского монарха или папы римского. Скорее всего, это его и сгубило — в 1307 году тамплиеры были арестованы и почти все казнены, имущество конфисковано. Формально их обвинили в ереси и сатанизме.

Вполне возможно, это было клеветой, но в итоге родилась легенда, что тамплиеры владели неким сокровенным знанием, ушли в глубокое подполье и теперь тайно правят миром. Из того же разряда ничем не доказанное утверждение, будто тесные контакты с тамплиерами поддерживал владимирский князь Андрей Боголюбский, а после разгрома в Западной Европе многие воины ордена бежали в Россию, прихватив с собой сокровища — как драгоценности, так и Священный Грааль.

Причуды пожилого революционера

Мистицизм, идеи духовного совершенствования и до революции были востребованы в среде русской интеллигенции, не утратили они популярности и с приходом советской власти. Кинорежиссер Александр Эйзенштейн, театральные деятели Михаил Чехов, Юрий Завадский, Рубен Симонов — все они были членами различных тайных орденов.

Однако история «советского тамплиерства» началась с того, что в конце 1917 года на родину из эмиграции вернулся давний борец с самодержавием Аполлон Карелин. Когда-то он был народником, потом примкнул к народовольцам, стал эсером, а в 1911 году проникся идеями анархистов.

Нескольким своим знакомым в Москве Карелин поведал, что в эмиграции вступил в ряды тамплиеров и даже уполномочен сформировать на Родине «восточный отряд» ордена. Он был убежден, что между тамплиерством и анархизмом есть глубокое идейное родство.

Заблудшие чудаки

Одним из сподвижников Карелина был Н. К. Богомолов. К тому иногда во время приездов в Москву заглядывал одноклассник по реальному училищу екатеринбуржец Николай Ладыженский, очень интересующийся оккультизмом. В 1919 году Богомолов познакомил его с Карелиным. В 1926-м Богомолов посоветовал Ладыженскому создать дома кружок из соратников по увлечению. Мол, так у вас дело пойдет быстрей. И даже быстренько посвятил Ладыженского в тамплиеры.

Ладыженский собрал в Свердловске «мистический кружок Эона» («МикруЭ»). В его домике на улице Тверитина собиралось человек десять увлеченных мистицизмом — рабочие, служащие. Так появилась самая, возможно, северо-восточная за всю историю старинного ордена его организация.

Правда, вроде бы собрания кружка участникам быстро наскучили: какие-то полудетские ритуалы с передачей розы по кругу, обсуждения евангельских текстов... Каждый кружковец интересовался чем-то своим, но все они так и не получили в кружке ничего для себя интересного.

Потомок династии

Среди прочих кружковцев бросается в глаза имя Константина Ошуркова. Да-да, сын Михаила Михайловича, владевшего очаровательным поместьем на Архиерейской улице (ныне Чапаева) представителя известного в городе клана предпринимателей.

В краеведческих книгах можно прочитать, что «семья готовила Константина по торговой части». Однако, как выясняется, это не совсем так. Михаил Михайлович умер, когда Костя был совсем маленьким, и дядья капитально обделили его при дележе наследства. Выросши, он попытался восстановить справедливость. Причем в суде его представлял не кто-нибудь, а молодой юрист Николай Крестинский. В 1918 году большевик Крестинский станет… министром финансов всей Советской России.

Константин действительно какое-то время учился в Петербурге на юриста, но потом понял, что это «не его», и занялся изучением археологии. В эмиграцию после революции не уехал, переменил множество работ — был и пчеловодом, и хранителем коллекций биофака УрГУ. В описываемое время жил в селе Курманка, изготавливал для музеев макеты.

Опаленные солнцем

Посиделки в доме Ладыженского то ли остались незамеченными ОГПУ, то ли уральские чекисты сочли их безобидными. Словом, все бы обошлось, если бы часть кружковцев, включая самого Ладыженского, не попыталась улучшить свой быт. Устав от жизни впроголодь и мрачной уральской погоды, они друг за другом перебирались туда, где солнце ярче и яблоки падают на голову — в Сочи.

Тогда тот был не сияющим курортом, а, наоборот, глухим захолустьем, где было довольно много пустовавших земель. Прознав про это, сюда потянулись на житье мистики, богоискатели, толстовцы со всей страны. Казалось, что благодатная природа щедро обеспечит пропитанием, да и в прочем обстановка идеальна для духовных поисков.

О конспирации вообще не пеклись. Возникали целые селения оккультистов, на территории которых советской власти практически не было — ни партячеек, ни профкомов, ни сбора средств на аэропланы. Да и в разговорах с местными поселенцы не считали нужным скрывать свое негативное отношение к большевикам, которых они не любили в особенности за гонения на религию.

И ведь все это у самой границы. Вдруг завтра высадка интервентов — а тут сотни человек контрреволюционного элемента…

Злосчастное письмо

У черноморских чекистов копилась тревожная информация, но, вполне вероятно, именно действия Ладыженского стали спусковым крючком. Беспокоясь, как найти работу на новом месте, он по пути сделал остановку и нанес визит все тому же Богомолову. У того и вправду в Сочи оказался знакомый Яков Чага, и он дал рекомендательное письмо к нему. Толку от этого не было никакого, Чага с трудоустройством помогать не стал. Но для чекистов все это стало доказательством связи кавказских мистиков в лице Чаги с московскими анархистами. Его заподозрили в создании тайной организации на Северном Кавказе.

В августе 1930-го полсотни сочинских оккультистов были арестованы пограничной комендатурой. Практически день в день на допросе в ОГПУ оказались и оставшиеся в Свердловске знакомые Ладыженского, к тому времени уже выявленные следствием.

Практически все арестованные «сочинцы» в итоге получили по три-пять лет лагерей. Аналогичных сведений по «уральцам» нет. Возможно, им удалось убедить чекистов, что никакой политикой «МикруЭ» не занимался. Так ли это было, действительно ли кружок Ладыженского был наивной и бестолковой затеей? Или настоящей тайной боевой организацией, объединившей людей, которым нечего терять? Мы уже не узнаем, видимо, никогда.

Что же касается Ладыженского, он был этапирован в Москву, где давал подробные показания против Богомолова и тех, с кем тот его знакомил в столице. Так стартовало объемистое «Дело «Ордена света»», в ходе которого была разгромлена московская организация «анархо-тамплиеров».

Первое здание ЧК в Екатеринбурге («Американская гостиница»).
Вместо государства Содержит Фото Лев КОЩЕЕВ, 23 мая 2017
Как идеологические иллюзии спутали планы уральских чекистовВ нынешнем году органы российской госбезопасности отмечают свой вековой юбилей, поскольку отсчитывают свою историю от момента создания Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК).
Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания
Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF



Ищите нас Вконтакте


Ищите нас на Facebook



Прогноз погоды