Принцесса-зомби или Карлсон?
Евразийская экономическая комиссия намерена решать судьбу игрушек-монстров. Фото: Антон БУЦЕНКО.
Психологи собираются проводить экспертизу детских игрушек Юрий МАРЧЕНКОВ, 20 февраля 2017

Еще три года назад (о чем не раз писал «УР») активно поднималась тема необходимости проведения психолого-педагогической экспертизы детских игрушек.

В прошлом году к проблеме подключился Казахстан, потребовав ввести в техрегламент «О безопасности игрушек» норму об этой самой экспертизе.

Может показаться, что в очередной раз сотрясли воздух и проблему опять спустили на тормозах. Еще бы, это же сверхприбыльный бизнес — индустрия производства детских игрушек, и враз ее не перестроишь. И плевать, что на прилавках «монстры хай», а не «веселые человечки» (а кто они такие, скорее всего, помнят только взрослые). На Петрушке или Незнайке денег не заработаешь, а вот дочки зомби или оборотня идут нарасхват. Для них даже гробы специальные продаются. Еще есть жуткие инопланетные исчадия ада, «украшающие» прилавки магазинов и киосков, а самые безобидные в ряду хитов продаж — беременные Барби…

Для одних шок, для других прибыль. Меня в свое время поразили слова президента ассоциации индустрии детских товаров Антонины Цицулиной, которая считала, что «Школа монстров» — очень современный рассказ о приключениях, добре, дружбе и других ценностях, о которых должен иметь представление ребенок.

Как мило… Раньше девочки кукол укладывали спать в уютные кроватки, которые им покупали в магазинах детских товаров, а теперь на полках красуются мертвые принцессы. Спать их укладывают в гробики. Вот так поменялись приоритеты.

Психологи убеждены, что такое умиление монстриками заставляет детей иначе смотреть на тему смерти. Выдвигалась даже версия, что, например, в 2014 году на волну детских самоубийств в Ростовской области повлияли в том числе и жуткие куклы. Дети начинали приходить к выводу, что они станут счастливыми лишь после перехода в мир иной. Еще и новая напасть сегодня подключилась — соцсети с группами смерти.

Похоже, ситуация зашла слишком далеко и призывы психологов услышаны — в эти дни будет заседать Евразийская экономическая комиссия, где станут решать судьбу таких игрушек. А накануне Минпромторг опубликовал проект изменений в технический регламент Таможенного союза «О безопасности игрушек» для общественного обсуждения.

Но где взять специалистов, которые займутся проведением психолого-педагогической экспертизы? Кто станет выносить решение? Тут ведь легко скатиться во вкусовщину.

— Сегодня ни у одной лаборатории таких специалистов нет. И потом в техрегулировании все нормы — количественные показатели. Использовать механизм, основанный на психологической оценке, не совсем корректно, — заявила «РГ» все та же Антонина Цицулина.

Детский психолог Наталия Мишанина считает, что экспертиза должна носить не запрещающий, а просветительский характер: необходимы рекомендации специалистов по детской психологии, игры, которые четко понимают особенности возрастного развития ребенка.

Производители, между прочим, всполошились, убеждая, что резко вырастет стоимость игрушек — кто-то же должен оплачивать проведение экспертизы. Пострадает, как всегда, только карман покупателя.

Я, готовя этот материал, побеседовал с владельцем небольшого магазинчика детских товаров в Асбесте. Своим малолетним сыновьям он дает старые игрушки, которые остались еще с его детства, уберегает сынишек от игрушечных вампиров и терминаторов, осознавая их кошмарность. Но активно их продает нашим сыновьям и дочерям. «Таков бизнес, — неохотно пояснил он. — К тому же сами видите, что нам предлагают производители. Да и снимают теперь чаще только мультфильмы-страшилки, персонажи которых потом влет у нас уходят».

Все здесь выстроено в тесной взаимосвязи: приоритеты в культуре, киноиндустрия, бизнес, мгновенно реагирующий на смену конъюнктуры рынка, прилавок, родительский кошелек и тревожные сигналы от психологов. Какое звено рвануть в этой цепочке, чтобы наконец навести порядок?

Может, с мультиков начать? На коробках с гробами для куколок-покойниц указано 6+, а вот обвиненного в педофилии Карлсона можно смотреть лишь после 18-ти! Законодатели всерьез считали, что Чебурашка — это животное неясного происхождения и может только нанести вред детскому сознанию, а волк из «Ну, погоди!» пропагандирует курение (здесь еще и крокодил Гена с бароном Врунгелем подключились). Их, как конкурентов «монстрам хай», лихо убрали с дороги, и у ребятишек не осталось выбора, с кем им дружить и кого в кроватку укладывать, прокручивая в голове перед сном не волшебную сказку про Золушку, а могильные истории с покрытой трупными пятнами усопшей принцессой.

По мнению психологов, чаще дети обращают внимание именно на героев мультсериалов, а большинство их на нашем ТВ — зарубежного производства. Там хорошие герои мало чем отличаются от плохих — они так же агрессивны, поскольку желают уничтожить оппонента. Вот почему фигурки даже положительных мультгероев выглядят злобно и агрессивно.

И все же взрослые всполошились, настаивая на проведении экспертизы, которая способна поставить заслон производству и продаже игрушек-чудищ. Но «индустрия монстров» так легко не сдастся. Кто тут выйдет победителем?

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания
Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF



Ищите нас Вконтакте


Ищите нас на Facebook



Прогноз погоды