21 августа 2017, понедельник, 07:51
Екатеринбуржец помогает колясочнику из Швейцарии путешествовать по миру
Олень для Вальтера такая же экзотика, как и вся природа Заполярья. Фото: Дмитрий ВОРОЩУК.
Урал привлек иностранца литературными памятниками и геологическими артефактами Ирина ТУРУЕВА, 16 февраля 2017

Охотой к перемене мест сегодня никого не удивить. Но швейцарец Вальтер Швендиманн даст фору многим заядлым туристам: он побывал в 179 странах мира.

И это притом, что 68-летний путешественник после дорожной аварии последние 25 лет передвигается в инвалидной коляске.

Побывал Вальтер и в России: начал с Москвы, потом путешествовал по Уралу, Якутии, Камчатке, прошлым летом прошел маршрутом от Сахалина до Кольского полуострова. Нынешней весной собирается в Казахстан. В поездках по России и странам СНГ г-на Швендиманна неизменно сопровождает екатеринбуржец Дмитрий Ворощук — переводчик, геолог, альпинист, эксперт Русского географического общества. Наша беседа с ним о том, как сложился этот необычный тандем.

— Уровень сервиса у нас и обычных туристов не всегда устраивает. А тут нужно позаботиться о человеке с ограниченными возможностями. Одно из двух: либо Вальтер крутой экстремал, либо очень богатый человек.

— Да нет, никакой он не сверхбогач — работающий инженер. По вечерам в своих гостиничных номерах иногда сидим за работой, каждый за своей. И особого комфорта Вальтер не требует, живет в обычных условиях, трудности преодолеваем по мере их возникновения. Например, в первую ночь пребывания Швендиманна на уральской земле гостиничный номер, в котором он остановился, затопило. Но ведь такое в любой другой стране могло произойти! Никаких жалоб и глобальных выводов про российское разгильдяйство и расхлябанность от Вальтера я не услышал.

И не так уж у нас все беспросветно плохо, чтобы отказаться от путешествия из-за инвалидной коляски. Ну да, пандусов мало, из-за бордюров по улицам некоторых городов гулять невозможно. Зато в Абакане дороги как будто специально строили для велосипедистов и колясочников. Во всех аэропортах есть специальные службы, помогающие инвалидам, специальные машины, поднимающие на борт тех, кто сам это сделать не в состоянии. Лишь в одном аэропорту Сибири пришлось самостоятельно подниматься в небольшой самолетик. Но это не смертельно.

— Так вы путешествовали по России в основном по воздуху?

— Самолетом — только тогда, когда расстояние между точками маршрута очень большое. Обычно едем на автомобиле. Когда можно идти — идем. Возвращаясь с Эльбруса, прошли 15 километров. То есть я шел, Вальтер ехал на коляске. Преодолели путь от Дагестана до Кабардино-Балкарии, доказав, что в таком сложном регионе можно жить и получать удовольствие, путешествуя по незнакомым местам.

— Слушая подобные истории, понимаешь, что такое народная дипломатия в действии. Если бы простые люди из разных стран больше общались друг с другом, не было бы никаких военных конфликтов и санкций.

— Хочу заметить, что политика Вальтеру совсем неинтересна. В наших путешествиях самое интересное — общение. Мой попутчик использует любую возможность, чтобы поговорить с теми, кто встречается на пути. Как? Русский, как и, к примеру, калмыцкий, он не знает. Пользуется жестами, английским, который, как ни странно, понятен во всех уголках России. Восхищаюсь открытостью Вальтера, внутренней свободой и смелостью, чтобы вступать в контакт с незнакомыми людьми.

Местные жители платят ему такой же открытостью. Чем дальше в глубинку, тем выше градус теплоты и искренности общения. В друзьях у нас дальнобойщики, таксисты, владельцы кафе. В Петропавловске-Камчатском мы обедали в одном заведении, хозяин которого стал нам настоящим другом.

И природа наша по такому же принципу существует — чем дальше за Уральский хребет, тем она чище, первозданнее. Особенно Хакасия произвела впечатление — какая-то вся светлая. На Дальнем Востоке и Сахалине попались настоящие джунгли — трава выше человеческого роста, переплетенные корни деревьев.

Многое запомнилось из наших путешествий. Олениха Снежинка, увязавшаяся за нами в тундру за морошкой, но больше интересующаяся бутербродами в наших походных мешках, тигр Жорик в центре диких животных в Хабаровском крае — больного хищника выходили в Челябинске и отправили на постоянное место жительства в естественной среде.

— А чем привлек Вальтера наш Урал?

— Урал заинтересовал Вальтера после прочтения романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго», популярного за рубежом. Швейцарец хотел посмотреть, где происходили описываемые в романе события. Город Юрятин у Пастернака — это Пермь, где до сих пор сохранился дом Лары. Вальтер, человек энциклопедических знаний, к поездке подготовился основательно. Помимо «Юрятина» его интересовали горы, минералы, отложения Пермского периода. Мы проехали Челябинскую область, Башкирию, Пермский край, побывали в Кунгурской ледяной пещере. Все увиденное произвело на Вальтера большое впечатление. И он, между прочим, в Екатеринбурге не озирался по сторонам: где же Уральские горы?

У нас на самом деле удивительный край, просто невозделанная туристическая целина. Невьянская башня, Европа — Азия, Храм-на-Крови, Ельцин Центр — это лишь малая часть того, что мы имеем и что интересно туристам. К сожалению, настоящих гидов у нас единицы, и все — из советского времени. Тому гостю Екатеринбурга повезет, кого познакомит с ним Надежда Николаевна Соколова — вот кто знает о городе все!

Хотите, скажу, что больше всего меня поразило за время наших путешествий с Вальтером? Однажды, признав в швейцарце-колясочнике иностранца, к нему подошел молодой парень, наш соотечественник, и попросил денег…

Фото Дмитрия ВОРОЩУКА.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания




Прогноз погоды