Может ли стать российской американская мечта о нулевых отходах?
Примером служит Сан-Франциско, где сегодня перерабатывается 70% бытового мусора Любовь ШАПОВАЛОВА, 7 февраля 2017

По данным регионального министерства энергетики и ЖКХ, на территории Свердловской области ежегодно образуется около 2 млн тонн твердых бытовых отходов.

При этом только 12% используется в качестве вторсырья. В Сан-Франциско в дело идет 70% мусора, а к 2020 году мэр города пообещал свести баланс к нулю.

Как реализуется концепция «Ноль отходов», приобретающая все большую популярность в мире, на ее родине, рассказал американский режиссер-документалист Кристофер Бивер. Его почти часовой фильм о мусорной индустрии Сан-Франциско демонстрировался в понедельник в Ельцин Центре, и конференц-зал был забит до отказа, что говорит об огромном  интересе уральцев к теме экологии.

Еще бы нам не интересоваться ею, если  наши города утопают в несанкционированных свалках, а общий объем накопленных отходов превышает 71 млн тонн! Как утверждают создатели фильма, Сан-Франциско переживал те же проблемы, пока за их решение не взялись настоящие энтузиасты. Они исходили из того, что практически все отходы человеческой жизнедеятельности можно утилизировать, превратить в ценное сырье для производства, а то немногое, что не годится для повторного использования, обезвредить и захоронить.

Ничего принципиально нового в Сан-Франциско не изобрели. Открыли два десятка приемных пунктов вторсырья, куда местные жители несут жестяные банки из-под пива, пустую стеклотару, полиэтиленовые отходы, получая за это денежное вознаграждение. Такие пункты  в советское время были в каждом российском городе и поселке, кое-где и теперь существуют как некая местная экзотика, но народ уже привык избавляться от старья более удобным способом, валя все подряд в мусорный контейнер.

Жители Сан-Франциско тоже пользуются мусорными контейнерами, но в отличие от нас предварительно рассортировывают мусор по видам: отдельно — металл, стекло и пластик,  отдельно — пищевые отходы и бумага. Сотрудники «зеленой» инспекции ежедневно заглядывают в мусорные бачки, не брезгуют проверять содержимое и, если заметят, что жильцы перемешали фракции, оставляют письменное предупреждение. Оно означает, что вскоре инспектор нанесет визит в квартиру нарушителя и проэкзаменует его на предмет правильного обращения с отходами.

Насколько важно приучить к этому потребителей, понимаешь, когда наблюдаешь за работой персонала на крупном мусоросортировочном предприятии. По конвейерной ленте ползет малоэстетичный винегрет из  бытового хлама, рабочие последовательно выхватывают из плотного потока железяки, тряпки, деревянные детали, раскладывая их по отдельности.  Экран не передает запахи, но вряд ли сортировщики, экипированные респираторами, находят амбре приятным. Однако другого выхода не остается: все, что не соблаговолили рассортировать у себя дома потребители, приходится сепарировать на таких сортировочных предприятиях. И это тоже не новая для России и Свердловской области технология.

А вот чего у нас точно нет, что есть в Сан-Франциско, так это пунктов сбора и утилизации неиспользованных лекарственных препаратов. Там в аптеках установлены специальные закрытые контейнеры, куда каждый может опустить таблетки и пилюли, у которых закончился срок годности или они просто оказались не нужны. Потом содержимое контейнеров утилизируется как медицинские отходы, а не выбрасывается, как у нас, на свалку, загрязняя почву далеко не безобидными химикатами.

Одним словом, Кристофер Бивер не открыл для нас Америку. Он просто напомнил, что мы тоже в состоянии свести производство мусора к нулю, просто нужно очень этого захотеть. 

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания




Прогноз погоды