Забраться в «горы» за несколько секунд
Скалолазанием занимаются даже колясочники Полина БЕРСЕНЕВА, 30 ноября 2016

— Страшновато как-то, — говорит маленькая девочка с диагнозом ДЦП и ампутированной ногой из екатеринбургской коррекционной школы-интерната «Эверест», разглядывая стену для скалолазания.

На ней тут и там хаотично раскиданы зацепки и щипки. Высота «полосы препятствий» 12 метров. Я разделяю страх девочки, пусть внизу и страхуют, а экипировка может выдержать 2,5 тонны, если вдруг человек сорвется. В Уральском государственном экономическом университете проходит мастер-класс по адаптивному скалолазанию (спорт для людей с ограниченными возможностями здоровья. — Прим. авт.).

Желтая стена перпендикулярна полу — это классический скалодром. Кроме того, рельеф может быть как положительным, так и отрицательным, то есть под углом. На нем сложно удержаться, и в этом его главная трудность.

— Скалолазание в России зародилось в конце 40-х годов прошлого века, — рассказывает руководитель комиссии по спортивному скалолазанию среди лиц с ограниченными возможностями здоровья Михаил Сапаров, пока идут последние приготовления перед «забегом». — Не так давно скалолазание стало еще и способом реабилитации.

Михаил Сапаров ездит по стране, рассказывает и показывает, что же такое адаптивное скалолазание, которое, ко всему прочему, зародилось в Екатеринбурге.

— Я изучал, как влияет этот вид спорта на людей с детским церебральным параличом, — продолжает Михаил Сапаров. — Самая большая проблема для людей с поражением опорно-двигательного аппарата — это равновесие. Есть у меня ученица, у которой спастическая диплегия, то есть она плохо ходила, ей приходилось постоянно за что-то держаться, и стоять прямо она не могла. А недавно она пробежала 800 метров! Может немного прыгать и присаживаться на корточки. Помогло скалолазание, благодаря которому появляется сила и выносливость, а главное — вырабатывается равновесие. Чтобы сделать перекат с одной зацепки на другую, нужно понимать, как физически этого добиться.

Михаил Сапаров надевает снаряжение, попутно объясняя правила техники безопасности. Нельзя стоять под человеком, который забирается наверх или спускается вниз. Кроме того, нужно снять украшения, собрать волосы в пучок и, конечно, сделать разминку. Также, чтобы было удобно и безопасно, нужно надеть резиновые скальные туфли. «Знаете, в чем пару-тройку десятилетий назад ползали? В галошах!» — смеется Михаил Сапаров и идет к стене. Проходит буквально несколько секунд — он преодолевает 12 метров вертикальной «полосы препятствий» легко и уверенно. И в этом не было бы ничего удивительного, но много лет назад скалолаз потерял руку.

— Ничего себе, — говорит за моей спиной один из учеников школы-интерната «Эверест». — Скорее бы попробовать.

Дети из этого учебного заведения, которые пришли испытать себя на скалодроме, имеют диагноз — ДЦП. Практически у всех искривление позвоночника, а потому им нужно ходить на массаж, а также на разные процедуры, в бассейн, плюс — индивидуальные занятия.

— Спорт помогает, если он регулярный, — уверен Михаил Сапаров. — Если заниматься раз в неделю, то прогресса не будет. Каждый раз будет как в первый. Больно и трудно, поэтому самое оптимальное решение — через день. К сожалению, многие любят отлынивать.

Еще одна проблема у людей с ограниченными возможностями здоровья — неумение делать простейшие упражнения. Например, они не понимают, как нужно поднимать прямые руки над головой или делать наклоны. А все потому, что спорта в их жизни практически нет.

Ребятам из «Эвереста» помогают закрепить экипировку, затянуть все ремни, прежде чем они покорят 12 метров. Но школьников опережает 25-летний Митя Стихин. У него ДЦП с интеллектуальным поражением. Он приехал в Екатеринбург вместе с мамой и подругой — 29-летней Настей Комар, у которой тоже детский церебральный паралич, из Санкт-Петербурга на соревнования по адаптивному скалолазанию.

— На первом чемпионате России я занял второе место, — делится Митя, закончив спуск. — Это второе соревнование. Страшновато, конечно. Самое крутое — преодолеть сложную трассу и достать до потолка… Я уже четыре года занимаюсь.

Мама Мити Галина Стихина считает, что ребятам сейчас не с кем соревноваться.

— Нас ставят с ребятами с сохранным интеллектом и с теми, у кого что-то ампутировано, — рассказывает Галина Стихина. — Тут разные возможности, различается даже координация. Тем не менее тренировки нам помогли. Митя похудел, у него повысилась самооценка. Правда сначала приходилось и заставлять, и убеждать. А Настя за три года занятий практически перестала хромать и стала ходить прямо.

Силе духа остается позавидовать. Маленькая девочка с протезом вместо ноги осторожно, но очень упорно покоряет последние метры… А меня с моим страхом высоты на стену вряд ли загонишь. Люди, у которых есть серьезные проблемы со зрением, ампутации, глухие и даже те, у кого проблемы с позвоночником — колясочники, поднимаются по искусственным горам. Правда для последних существуют специальные трассы. Они находятся под наклоном, чтобы ноги во время восхождения не бились. Разве это не чудо? На прощание Настя Комар и Галина Стихина меня обнимают. И это по-настоящему трогает.

Фото Полины БЕРСЕНЕВОЙ.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания




Прогноз погоды