Путь в никуда
Кадр из фильма «Молчание мух». Фото: inburg.ru
В Екатеринбурге показали фильм о подростковых самоубийствах Евгения ПЕШКОВА, 28 ноября 2016

Моя подруга повесилась в 16 лет. Новость повергла близких в шок — девочка из благополучной семьи, ни в чем никогда не нуждалась. Через несколько месяцев в том же поселке повесился мальчик-подросток. Его родители пили, а он голодный скитался по улицам.

Далее начался эффект Вертера (массовая волна подражаний-самоубийств. — Прим. автора). Местные верующие решили, что боги разгневались из-за разрушенного молодежью места поклонения — буддийской ступы. На самом деле в поселке не было ни одного психолога, который хоть как-то мог бы помочь подросткам. 

На проблемы подростков сегодня часто не обращают внимания. Есть проблемы детей, сирот, студентов, но 14 — 16-летних, уже почти юношей и девушек, с их максимализмом мы часто не замечаем либо относимся к ним пренебрежительно. Что в корне неверно, считают создатели неигрового венесуэльского фильма«Молчание мух» — участника международного фестиваля документального кино «ДОКер».

Эта лента не выйдет в прокат, его увидело, благодаря инициативной группе,  лишь ограниченное число зрителей. Но сказать о нем стоит. Во-первых, потому, что у нас таких фильмов еще не снимали, во-вторых, как это ни странно, венесуэльская деревня очень напоминает российскую — со своим традиционным укладом, с безработицей, пьянством, доминированием мужчин, отсутствием психологической помощи, неприятием других.

Первый герой фильма страдал булимией. Он был очень полным, поэтому не вытерпел насмешек со стороны окружающих. Девушка Нэнси не справилась с конфликтами в семье и выпила яд. Мария Хосе, главный персонаж фильма, ушла из жизни в 17 лет. Она была лесбиянкой, отец которой на каждом углу позорил свою дочь и бил. Ко всему прочему, она делала татуировки, была неформалкой, что-то наподобие эмо. Местные называли ее стиль сатанинским. В таком обществе церковь выступает главным морализатором, но с вызовами  XXI века она не справляется. Она в упор не хочет замечать, что ребенок совершенно здоров, а видит в нем лишь дьявольское зло.

Кроме этих детей, главными героинями в фильме являются матери двух девочек, Марии Хосе и Нэнси, которые вспоминают, какими были их дочери, сожалеют, что все произошло так трагично.

«Я бы отдала все, чтобы моя девочка оказалась рядом со мной сейчас; все, что угодно», — плачет первая женщина, а другая мать продолжает: «Моя доченька, как же я люблю тебя. Если бы ты была рядом, я бы каждый день говорила, что люблю тебя, люблю больше всего на свете».

Эти трогательные слова совсем почему-то не трогают зрителя, нам хочется крикнуть: «Ну, и где же вы были раньше со своей любовью?» Тем не менее, если быть объективным, матери все-таки любили своих дочек, но общество в целом не дало этим семьям быть счастливыми.

Толерантность стала слишком заезженным словом, для многих это уже не более чем равнодушное принятие чужой реальности. Тем не менее, уверены авторы фильма, как бы сложно нам ни было принимать другого человека, не нужно его критиковать. Толерантность подразумевает любовь, которая выражается в обычных вещах — помочь сделать уроки, вместо того чтобы говорить, что ребенок глупый, или заняться вместе спортом, а не твердить: «Ешь поменьше, кому ты толстый будешь нужен».

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания




Прогноз погоды