Арестантская доля
Сегодня кухня в коммуналке нередко превращается в поле битвы за квадратные метры. Фото: ytimg.com
Черный риелтор получил срок за отъем жилья у соседей по коммуналке Любовь ШАПОВАЛОВА, 8 июня 2016

Преступления, связанные с насильственным отчуждением квадратных метров, — оборотная сторона массовой приватизации жилья, превратившая в собственников миллионы россиян. Самых наглых корыстолюбцев правоохранителям удается иногда засадить за решетку.

Но приговор черному риелтору Олегу Жигареву, вынесенный в понедельник Октябрьским районным судом Екатеринбурга, по утверждению областной прокуратуры, пока не имеет прецедентов не только в регионе, но и в стране.

42-летний мужчина признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 179 УК РФ (принуждение к совершению сделки под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества), а также частью 1 статьи 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба).

Технология нечестного отъема чужой собственности была отработана злоумышленниками до мелочей. Олег Жигарев вместе со своим братом Виталием находили в областном центре коммунальные квартиры, выкупали жилье у одного из собственников, а остальных в буквальном смысле выкуривали с законной жилплощади, создавая невыносимые условия проживания — вплоть до угрозы убийством. Затерроризированные, запуганные соседи вынуждены были за бесценок продавать вымогателям свои квадратные метры.

Уголовное дело содержит десятки эпизодов, когда братья и их «компаньоны» (дело в отношении Виталия Жигарева и двух других фигурантов выделено в отдельное производство) демонстрировали поистине садистские методы воздействия на своих жертв. Цитата из материалов прокуратуры Октябрьского района: «В 2009 году Олег Жигарев, являясь собственником ½ доли квартиры в Екатеринбурге, с целью принуждения другого жильца к продаже его доли демонтировал входные двери, покрасил пол и стены веществом черного цвета, разливал по квартире жидкость с запахом керосина, повредил межкомнатную дверь, уничтожил замки, вырезал электропроводку, угрожал убийством».

— Изобретательность Олега Жигарева и его подельников действительно не знала границ, — подтверждает старший помощник прокурора Свердловской области Марина Канатова. — Они могли разбить унитаз в общем туалете, сломать входную дверь, зимой вырезать окно в своей комнате или кухне, чтобы выстудить квартиру. Конечно, соседи жаловались на их действия в полицию, но привлечь негодяев было не за что: как собственники, они имели право распоряжаться общим имуществом по своему усмотрению.

По словам Марины Канатовой, именно сложность в обеспечении доказательной базы не позволила правоохранителям раньше привлечь злоумышленников к уголовной ответственности. Своим преступным промыслом Олег Жигарев занимался без малого 10 лет: с октября 2006-го по февраль 2015 года. За это время он успел обездолить 21 человека — столько признано потерпевшими по уголовному делу. Нет сомнений, что реальное число пострадавших значительно больше, — как раз из-за того, что не во всех случаях следствию удалось доказать, что имущество отчуждалось по принуждению, а не по добровольному согласию.

Ошибаются те, кто думает, что добычей черного риелтора стали исключительно асоциальные личности, которых легко запугать и еще легче запутать. Опровергает это расхожее мнение и Марина Канатова.

— Бывают разные обстоятельства, которые вынуждают человека жить в коммунальной квартире. Например, одна из потерпевших оказалась в соседях Жигарева после того, как ее бывший муж после развода продал свою долю жилплощади этому криминальному субъекту. Женщина в полной мере испытала на себе жесткий психологический прессинг, которому подверг ее новый жилец.

По большому счету, черный риелтор ловко использовал не только пресловутые житейские обстоятельства, но и пробелы в законодательстве, позволяющие продавать и покупать доли в коммунальной квартире. Причем их размер не ограничивается ничем, даже здравым смыслом. Можно приобрести ½ квартиры, а можно и 1/32. И даже если новоиспеченный собственник сможет стоять на своей жилплощади лишь одной ногой, никто не помешает ему, зацепившись коготком за недвижимость, со временем отжать ее целиком. У Олега Жигарева, мастерски овладевшего приемами устрашения, это получалось очень быстро. А масштабы преступной деятельности впечатлили даже прокурора: по совокупности деяний обвинение требовало для подсудимого 10 лет лишения свободы.

Суд счел достаточным для исправления преступника 5 лет в колонии общего режима. При этом наложил арест на 14 объектов недвижимости, право собственности на которые зарегистрированы на Олега Жигарева. Это означает, что потерпевшие смогут получить — хотя бы частично — компенсацию ущерба, нанесенного им преступными действиями подсудимого.

Какой урок из беспрецедентного уголовного дела следует извлечь собственникам жилья? Во-первых, решать миром родственные имущественные споры, в результате которых общая квартира расчленяется на несколько долей. И как показывает судебная практика, по кусочкам эту жилплощадь легче всего проглотить охотнику за чужим добром. Во-вторых, прежде чем совершать сделки с квартирными долями, следует заглянуть в закон, который наконец-то поправлен с учетом криминальных реалий. На днях эти поправки (см. ниже) вступили в силу.

БУКВА ЗАКОНА

Нововведения, предусмотренные ст. 2 Федерального закона № 172-ФЗ, регламентируют особенности отчуждения долей в праве общей собственности на недвижимое имущество.

В соответствии с изменениями, внесенными в ст. 24 Закона о регистрации, вводится обязательное нотариальное удостоверение всех сделок по отчуждению долей в праве общей собственности на недвижимое имущество, в том числе при отчуждении всеми участниками долевой собственности своих долей по одной сделке.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания
Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF



Ищите нас Вконтакте


Ищите нас на Facebook



Прогноз погоды