30 апреля 2017, воскресенье, 06:13
Неверующих скоро будут судить?
Фото: Антон БУЦЕНКО.
Атеизм уже стал отягчающим вину фактором Дмитрий СУВОРОВ, 4 июня 2016

Вот последняя информация из зала Бердского городского суда Новосибирской области. «Подсудимый Максим Кормелицкий разместил на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» фотографию, на которой были изображены зимние крещенские купания.

В подписи он «оценил умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии». Кроме того, Кормелицкий рассказал суду, что картинку эту он не сам придумал, и фото делал не он. Он скопировал ее из другого сообщения, где эта картинка пользовалась большим успехом и собрала множество лайков и перепостов. Мнение прокурора: «Кормелицкий оскорбил верующих, так как является атеистом и испытывает ненависть к людям, исповедующим христианство». Прокурор просил дать Кормелицкому два с половиной года. Судья Татьяна Васюхневич смилостивилась, дала год и три месяца колонии-поселения. Заметим, что в обвинении прокурора атеизм звучит как косвенная улика. Как некоторое значимое обстоятельство, образующее состав преступления. То есть за атеизм пока еще не судят, но он уже стал отягчающим вину обстоятельством. Истцы — новосибирские православные активисты.

Как насчет статьи 14 Конституции РФ об отделении церкви от государства и равенстве всех конфессий, а также статья 28 о свободе совести? Где говорится о праве граждан свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой? «Атеисты — это больные. Это животные. Их надо лечить». Эти слова принадлежат Юрию Вяземскому, заведующему кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО. Это он сказал по телевизору на миллионную аудиторию. И — продолжает преподавать, заведовать и выступать по телевизору. Да, согласно Конституции, господин Вяземский имеет полное право считать атеистов больными животными и высказывать это мнение публично. Но так же, как и Максим Кормелицкий, имеет полное право писать у себя в блоге все что угодно про христиан. Кроме, разумеется, призывов к насилию, чего он, кстати, не делал (!). Вообще профессор Вяземский в своем высказывании был значительно ближе к экстремизму, чем Кормелицкий, — поскольку требование «лечить атеистов» явно предусматривает насильственное лечение, а это уже вполне очевидный призыв к насилию над личностью...

Кто из россиян вообще читал Основной Закон? Я в рамках собственной преподавательской деятельности многократно проводил один и тот же эксперимент: задавал аудитории вопрос: «Кто из вас читал Конституцию РФ?» — и всегда выяснялось, что практически никто. Здесь можно много рассуждать о причинах такого ненормального положения. Тут и традиционный российский правовой нигилизм, и инерция советских лет, когда Конституция вообще ничего не значила. И элементарная интеллектуальная леность, и пагубная установка «Зачем мне это — от меня же все равно ничего не зависит!», и отсутствие опыта жизни в правовом государстве, и т. д. Но факт остается фактом — подавляющее большинство населения нашей страны просто вульгарно «не в курсе», что Основной Закон его собственной страны гарантирует каждому жителю определенный неотъемлемый набор общечеловеческих прав. И этим — нагло пользуются: бердская история тому подтверждение.

Но Конституцию мало знать — ее надо быть готовым еще и защищать, в частности, от таких, как Юрий Вяземский. В свое время наивно-идеалистичные деятели Просвещения и революционеры, в частности — наши декабристы, полагали, что проблема — в самом отсутствии Конституции: надо ее принять — и государство получит гарантию от деспотии. Но кровавый ХХ век в числе многих горестных открытий дал и такое: мало получить Конституцию — надо еще иметь народ, готовый встать за соблюдение ее духа и буквы. Так, к примеру, было в Англии, где еще в Средние века феодалы вырвали у короля Великую хартию вольностей  и вписали в нее характерный пункт: «Если король нарушил один (пусть самый третьестепенный) пункт хартии — сто самых знатных лордов Англии обязаны объявить королю войну». Но, увы, были и иные прецеденты, вопиющий случай — «бухаринская» Конституция 1936 года, где наличествовали все основополагающие права и свободы. Что произошло ровно через год после принятия этой Конституции  известно каждому, и сам Бухарин оказался в числе жертв Большого террора.

Но есть и третий аспект: очень типичная для России разобщенность людей, отсутствие чего-либо похожего на солидарность. В самом деле, какое нам всем дело до какого-то Максима Кормелицкого? Но никто не задумывается над тем, что мы все заходим в Интернет, постим те или иные новости (чем элементарно реализуем собственные конституционные права) — и можем в любую минуту предстать перед судом. Потому что разные «активисты» не дремлют… 

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания
Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF



Ищите нас Вконтакте


Ищите нас на Facebook



Прогноз погоды