22 октября 2017, воскресенье, 09:39
В музее Мамина-Сибиряка немало мистики
В доме-музее по вечерам проводят уникальные экскурсии.
Валентина ЧЕРЕМИСИНА, 21 февраля 2017

Этот адрес екатеринбуржцам известен — ул. Пушкина, 27. Здесь расположен мемориальный дом-музей Д. Н. Мамина-Сибиряка. Только вот на уникальную экскурсию, которую проводит научный сотрудник Светлана Куманева, попасть непросто.

Проходит эта экскурсия в вечернее время. Перешагнув порог, мы сразу узнаем, что дверь — это самое мистическое место в доме, как бы граница между миром домашним, обжитым, уютным и миром ушедших. Поэтому, согласно поверью, нельзя здороваться через порог, протягивать руку. Один человек стоит там, другой здесь. Это люди разных миров. Нельзя также есть или пить, разговаривать, переступая порог. Дескать, может залететь нечистый в открытый рот.

Зеркало в прихожей — вещь тоже мистическая. Если разбилось — плохо. Зеркало тоже разъединяет два мира. Этот и тот, зазеркальный. Говорят, оно все помнит. Поэтому нельзя смотреть в зеркало, если вы расстроены или плачете. Зеркало лучше помыть, если оно стало свидетелем какой-то ссоры.

Но вот из прихожей проходим в комнату писателя, где стоит большой старинный стол. Тут тоже свои поверья. За столом нельзя сидеть спиной к выходу. Спина — наиболее чувствительное место. Через нее в открытую дверь может пройти негатив. Сидя за столом, не стоит смотреть в простенок. Поэтому над столом писателя висит картина «По Чусовой». Она уводит взор в простор, в бесконечность.

Из комнаты писателя выходим в коридор, где висят три портрета: Анны Семеновны, матери Дмитрия Наркисовича, самого писателя и Марии Якимовны Алексеевой, его гражданской жены. Светлана Николаевна, наш экскурсовод, рассказывает историю, свидетелем которой была сама. При организации экспозиции здесь было два портрета, Анны Семеновны и Марии Якимовны. Повесили их вечером, а утром приходят — портрет Анны Семеновны на полу с разбитым стеклом. Привели его в порядок, снова повесили. На следующее утро та же история. Он снова оказался на полу. Стали думать, что делать. Пришла идея поместить между ними портрет Мамина-Сибиряка. Больше портрет Анны Семеновны не падал. Светлана Николаевна объяснила загадочное падение тем, что при жизни мать писателя, будучи очень религиозным человеком, не принимала гражданского брака сына, и рядом с его гражданской женой, конечно, быть не хотела.

Согласно старинным приметам, нельзя также фотографии родственников и друзей помещать рядом. Родственники должны быть в одном месте, друзья — в другом. К тому же фото печальных событий не должны висеть на стене, их место — только в альбоме. Вот что произошло с сестрой Мамина-Сибиряка Елизаветой, которая жила в этом доме вплоть до 1918 года. В 1915-м умер ее супруг. Вся семья Удинцевых собралась в доме известного фотографа Вениамина Метенкова и сфотографировалась на память. Этот снимок и сегодня висит в столовой дома-музея, давая возможность рассказать о событиях, которые произошли после. В 1918 году Елизавета впервые покидает дом и уезжает в Сибирь, терпит там неимоверные лишения, переезжает в Москву и умирает от рака.

Посетив комнату Анны Семеновны, задерживаемся в помещении, где когда-то была кухня. Здесь разместились археологические находки писателя и образцы найденных им камней. На память каждый из нас взял из заветной коробки с самоцветами небольшой камушек-талисман. Удивительно, что значение выпавшего каждому камня точно отвечало его желанию.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания




Прогноз погоды