Эра колобовских денег
Дом Ивана Колобова на ул. Толмачева - Первомайской.
Многие представители знаменитой фамилии работали в Екатеринбургском монетном дворе Сергей СКРОБОВ, 21 октября 2016

Мы продолжаем начатую нашей газетой серию материалов об известных екатеринбургских фамилиях и династиях. В частности, в газете за 20 октября шел разговор о Колобовых. О них и продолжим.

В 1788 году в денежную команду, как тогда назывался в документах Екатеринбургский монетный двор, записали двух новых работников — кузнецов Егора и Меркурия Колобовых. Так в уральской столице началась «эра колобовских денег».

В этот же год на должность кузнеца монетного двора были приняты мастеровой Дмитрий Колобов и его родной брат Максим, ходившие на работу с улицы Сосновской «от казенных конюшен по реке Мельковке». В паре с ним работал над производством уральской медной монеты и мастер Прокопий Михайлович Колобов, вышедший в отставку где-то в районе 1808 года. Работа для него была прибыльной, что и позволило к старости скопить на новый домик на улице Нововознесенской (в советское время — улица Марии Авейде). Приобрел его он быстро и выгодно у Анны Яковлевны Мишуковой, находившейся в стесненном материальном положении. Незадолго до этого ее мужа Данила отдали в солдаты, и жить стало не на что. Прокопий Колобов зарегистрировал свой новый дом под номером 1991 в части города «по течению реки Исети». Кстати, в отличие от большинства жителей старинного Екатеринбурга, новый домовладелец был грамотным. В местных архивах даже сохранилась «Краткая Российская история в пользу народных училищ Российской Империи», изданная в Санкт-Петеpбуpге в 1805 году, с собственноручными заметками владельца.

Так же хорошо шли денежные дела и у другого мастерового монетной команды — Ивана Семеновича Колобова. В 1810-х годах ему тоже удалось скопить на деревянный особняк. Не отставал от него и маркшейдер Колобов (имя не сохранилось), сотрудничавший с Монетным двором. Ему, смотрителю местной золотопромывальной фабрики, 25 апреля 1816 года удалось оформить «пустопорожнее место под расчистку» для своего нового домовладения.

В архивных документах упоминается еще один монетный кузнец 1788 года — Андрей Андреевич Колобов. Ему, уже вышедшему в отставку в 16 июля 1831 года, местные власти разрешили «перебрать фасад собственного дома во второй части города». Все это он делал за свой счет. А вот Федору Ивановичу Колобову, мастеровому монетной команды, повезло больше. Его собственный дом на улице Косой Порядок попал под застройку новой Торговой площади. И местные власти построили Федору в июле 1836 года новое здание, которое он поделил с унтер-офицером Серебренниковым.

Та же участь ждала и Якова Дмитриевича Колобова — мастерового Екатеринбургского монетного двора, построившего себе 24 мая 1840 года новое жилье на Водочной (ныне улица Мамина-Сибиряка). Через четыре года неподалеку был построен еще один колобовский монетный особняк — мастерового Николая Егоровича.

Резонный вопрос: почему в конце XVIII — середине XIX веков Екатеринбургский монетный двор был так богат на Колобовых? Ответ прост. Долгие годы начальником местного монетного двора и чиновником, отвечавшим за уральские производство монет, был Иван Иванович Колобов. А обидеть родственников и однофамильцев он явно не мог…

Официальная должность начальника по производству монет звалась тогда минцмейстер. А впервые имя Ивана Ивановича Колобова упоминается в записной книжке протоиерея Екатерининского собора Федора Львовича Карпинского. Там 24 ноября 1806 года он отметил, что «…служил обедню, после оной был у Колобова, у Мунта, у господина Яковлева в Верх-Исетских заводах на проводинах его супруги, коя в семь часов вечера отправилась. После обеда откланявшись, ушли к Зотову в сад и потом опять пришли все вместе к Алексею Ивановичу. Он, увидев нас, сказал: еще велел бог видеться… ужина не дожидаясь, уехали домой…».

Одно время Иван Колобов работал в должности шихтмейстера — горного чиновника 14-го класса, наблюдающего за местными шахтами, но потом его карьера пошла резко в гору. Омрачил успех только пожар, уничтоживший жилой дом летом 1818 года. Лишившись деревянной собственности на бывшей улице Зыряновской, которую после пожара переименовали в Отрясихинскую, Иван Иванович с новой силой начал предпринимательскую деятельность.

С 1825 года вопрос с дополнительным заработком отпал сам собой. Иван Иванович Колобов стал руководить Екатеринбургским монетным двором с правом даже делать именное клеймо на выпускаемых монетах. Так продолжалось до 1829 года. А как только минцмейстер Иван Колобов закончил карьеру, то на его счетах в этот же год появилась необходимая сумма для постройки новой роскошной усадьбы. Денег хватило даже на то, чтобы к окончанию строительства каменного особняка договориться о переименовании улицы в честь самого себя. И с 1829 года Иван Иванович Колобов жил на улице Колобовской (ныне Толмачева и Царская).

Естественно, такие траты власти не оставили без внимания. И в марте 1831 года главный горный начальник О. Осипов предложил екатеринбургскому городскому голове Семену Фокичу Черепанову обратиться к горожанам с призывом внести добровольные пожертвования на содержание узников тюрьмы. 24 сентября 1831 года сбор подаяния был поручен лично обербергмейстеру Горной канцелярии Колобову и уездному полицмейстеру Коурову. Собрали же они лишь 53 рубля и 53 копейки, провалив в итоге всю затею.

Да и некогда было Ивану Ивановичу Колобову заниматься вопросами благотворительности. Ведь в это же время он активно выдавал замуж свою дочь Веру, выбрав себе зятем начинающего архитектора Михаила Малахова. После женитьбы на дочери начальника Екатеринбургского монетного двора карьера начинающего архитектора резко пошла в гору.

К началу же XX века почти все представители рода Ивана Ивановича Колобова покинули пределы Урала. Только в годы Гражданской войны, как вспоминал Павел Бажов, в одной из артелей кустарей неожиданно появился некто по фамилии Колобов.

— В конце марта, по самой последней дороге, пришло разрешение организовать артель кустарей. Привез его Омелько. Он же привез и свежие новости.

Хозяина постоялого двора Киличева расстреляли. Пятерых солдат — тоже. Делами на фронте не хвалятся. «С фланку будто обошли красные».

Офицерия вовсе обалдела от пьянства. Двоих нашли мертвыми у городской рощи. Похоже, что убили друг друга. У обоих шашки в руках…

Только в одной школе сидела учительница, которую можно было считать постоянной работницей. В остальных набился разноплеменный сброд, в большинстве из уклоняющегося или даже беглого офицерства. Какой-то обрусевший чех Роберт Берзобогатый, поляк Адамович, полуидиот Поркель, белорус Мацук. Тут же круглая фигура коренного «нижегорода» с круглым же именем — Иван Колобов…

Екатеринбургская монета 1825 года с инициалами Ивана Колобова.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.


Архив издания




Прогноз погоды