Авторские рубрики 
Очарованный зритель
Хичкок глазами Трюффо и Джонса
Беседа Трюффо и Хичкока затянулась на 8 дней. Фото: E1.ru.
Два режиссера с интервалом в полвека пытались разобраться в творчестве мастера саспенса Дмитрий ФЕТИСОВ, 28 декабря 2016

В 1962 году сбылась мечта кинокритика журнала Cahiers du Cinema и молодого французского режиссера «новой волны» Франсуа Трюффо — находившийся тогда на пике свой карьеры режиссер Альфред Хичкок согласился дать ему интервью.

Беседа длиной 52 часа

Вопросов у Трюффо к своему кумиру накопилось так много, что беседа затянулась на 8 дней, а 52 часа записанного аудиоматериала вылились в полноценную книгу «Хичкок/Трюффо», ставшую сразу же после публикации в 1966 году одной из важнейших среди посвященных кинематографу.  Почти через 50 лет к этому разговору в своей документальной картине «Хичкок/Трюффо» возвращается известный американский киновед и сценарист, директор Нью-Йоркского кинофестиваля Кент Джонс. В том, что результатом его работы стало нечто большее, чем ликбез по творчеству мастера саспенса и очередная констатация факта значимости фигуры Хичкока в истории кинематографа, можно было убедиться, посмотрев эту картину на Первом в рамках проекта «Городские пижоны».

Чтобы в полной мере понять значимость картины Джонса, необходимо вернуться к самому разговору, состоявшемуся в 1962 году, который режиссер использовал в качестве стержня. Тогда в окутанном сигарным дымом кабинете Хичкока на студии «Universal» встретились не просто один из самых (если вообще не самый) популярных режиссеров того времени и молодой журналист, в блокноте которого можно найти стандартные вопросы о том, «каковы ваши дальнейшие творческие планы» или «кого бы из знаменитостей вы пригласили в свою следующую картину». Это был разговор двух людей, разбиравшихся в кино на молекулярном уровне.

Находившийся в зените славы Альфред Хичкок — инженер по образованию, с математической точностью выстраивавший кадр и свет. Теоретик пространства, педант в работе с формой и фактурой. Он признавал «чистым» видом кинематографа лишь немое кино, где единственным способом общения со зрителем были визуальные средства выражения. Но при этом он считался в то время коммерческим режиссером, или, как это принято сейчас говорить, режиссером мейнстримовым.

Франсуа Трюффо был полной противоположностью Хичкоку. Молодой, энергичный, только начинающий свою режиссерскую карьеру. Он видел в своем собеседнике в первую очередь автора-творца, а не режиссера-ремесленника. И своей книгой, в которой, помимо размышлений о сущности кино, технике и приемах, описывается работа практически над всеми вышедшими на тот момент картинами Хичкока, ему удается убедить в этом весь мир. Он открывает другого Хичкока. Под пером Трюффо из создателя незатейливых, но прибыльных лент Хич превращается в новатора, своими фильмами изменившего лицо кинематографа.

Кино и книга

Сама же книга была написана настолько простым языком, что стала настоящей энциклопедией, настоящим окном в мир кинематографа как для начинающих режиссеров, так и для зрителей. Этим же путем следует и Кент Джонс. Его фильм легок и понятен. А отсутствие у автора режиссерского опыта как такового («Хичкок/Трюффо» — его дебютная работа), пожалуй, сыграло даже на результат. Рассказывая о значимости состоявшегося в 1962 году разговора и влиянии работ Хичкока на кинематограф, Джонс ведет повествование прежде всего как киновед, акцентируя внимание на самых важных деталях, он дает им объяснение. И делает это голосом самого Хичкока, вставляя фрагменты аудиозаписи того разговора — кто, как не сам режиссер, сможет лучше разобрать и прокомментировать тот или иной эпизод. И надо признать, его голос обладает не меньшей, чем его фильмы, магией, способностью одновременно и притягивать к экрану, и вместе с этим вызывать отвращение от увиденного.

К слову, о комментаторах. Их здесь много, и все они присутствуют в кадре не просто так. Мартин Скорсезе, Уэс Андерсон, Дэвид Финчер, Джеймс Грей, Пол Шрейдер, Киеси Куросава — для многих из них книга «Хичкок/Трюффо» стала отправной точкой в режиссуре. Но для Джонса все эти люди не только те, чей стиль формировался под влиянием картин Хичкока. Для него их собственные фильмы  в первую очередь дальнейшее развитие идей мэтра. Это придает картине исторический объем.

Великое в деталях

С точки зрения количества фильмов Хичкока, детально разобранных в книге, фильм Джонса ей значительно уступает. Более-менее детально представлен лишь анализ самых культовых лент режиссера, таких как «Не тот человек», «Веревка», «Головокружение» и, конечно же, «Психо». Так что поклонники творчества режиссера здесь вряд ли смогут найти для себя что-то новое. Но вот для тех, кто только знакомится с Хичкоком, картина станет лучшим путеводителем по основным идеям его творчества.

Чего стоит, к примеру, значение сцен, предшествующих знаменитому эпизоду убийства в душевой. На протяжении 35 минут простыми планами, монотонно сменяющими друг друга, словно перекидными мостиками, Хичкок подводит уже полусонного зрителя к неожиданной смене ракурса — камера зависает над героиней Джанет Ли в тот самый момент, когда за занавеской появляется убийца. Многие, застигнутые врасплох таким поворотом, не могли сдержать эмоций — крики испуганных зрителей были частым явлением во время премьерных показов фильма.

Буквально каждый эпизод здесь можно исследовать на наличие скрытых смыслов, как, впрочем, и все другие эпизоды в фильмах Хичкока. Белое и черное нижнее белье на теле Мэрион Крэйн до и после совершения преступления, символизирующее чистоту и порок. Или обнажающая двуличность героини сцена, где мы видим ее отражение в зеркале в тот момент, когда она пересчитывает краденые деньги. Важную роль играет здесь и сама постановка кадра.

Не является картина и полноценным портретом Хичкока. Да, он предстает в фильме то гением, то злодеем, то просто прорабом, относящимся к актерам как к скоту — но это опять же тот самый минимум, который необходим зрителю, только что открывшему для себя творчество режиссера. И действительно, все остальное можно найти только в фильмах Хичкока. Тем более что сам маэстро всегда считал себя их неотъемлемой частью.

В последние годы жизни Альфред Хичкок задавал себе один и тот же вопрос: кто он, художник или развлекающий публику шоумен? И, пожалуй, это также единственный вопрос, на который фильм дает не подсказку, а вполне однозначный ответ. Неугасающий интерес, выраженный в частности подобными документальными проектами, как к фильмам, так и к самой личности режиссера на протяжении более чем 50 последних лет говорит о том, что Хичкоку в конечном счете удалось одновременно стать и тем, и другим.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Рубрики
Новости


Архив издания




Прогноз погоды