18 декабря 2017, понедельник, 06:27
Авторские рубрики 
По-моему, так
Как бы муж, и как бы жена
Фото: penza.rusplt.ru
Можно ли силовыми методами возродить семейные ценности Виктор КЛОЧКОВ, 14 марта 2014

Взяться за разработку изменений в Семейный кодекс депутата Госдумы Елену Мизулину, по ее словам, вынудило то, что в нынешней редакции свод законов провоцирует молодежь жить в гражданском браке.

Из-за этого, считает депутат, проистекают многие наши беды. По сути она предлагает вернуться к тем временам, когда, к примеру, ребенок, рожденный вне брака, был де-юре неполноценен. Конкретно Мизулина и ее сторонники предлагают ввести в Семейный кодекс такое понятие, как «традиционная семья». Под ней понимаются мать, отец и не менее трех детей, а также проживающие с ними представители старшего поколения. И особо подчеркивается, что традиционная семья во многом связана с религиозной культурой. «Многодетная семья — та самая ключевая традиционная ценность православия, ислама и иудаизма — основных религий, исповедуемых в нашей стране», — говорит Мизулина.

Ради утверждения приоритета традиционной семьи предлагается уменьшение пособий для незамужних женщин с детьми — чтобы они стремились выходить замуж; выплата сбора при разводе, косвенный запрет на аборты, затруднение доступа к контрацептивам. Суррогатное же материнство должно стать безвозмездным, чтобы оно не становилось формой заработка.

Не менее половины состава комиссий по делам несовершеннолетних предлагается  формировать из делегатов от религиозных организаций. С представителями церкви следует согласовывать любые законопроекты, касающиеся семейных отношений. Наконец, монастыри наряду с больницами должны получить право принимать отказных детей.

Нельзя не признать неблагополучия в семейной сфере. Так, у нас в стране 8—9 млн детей являются внебрачными или рожденными женщинами, не состоявшими в зарегистрированном браке. Ежегодно число сирот увеличивается на 80—100 тысяч. Причем 85% из них при живых родителях. Поэтому у нас в Свердловской области действует порядка 70 детдомов. Для рождения ребенка нужны стабильные отношения, а у нас даже официальный брак никаких гарантий стабильности не дает. Поэтому многие женщины воздерживаются от рождения детей вообще или ограничиваются одним ребенком. Потому что оказаться одиночкой с двумя-тремя детьми — «это смерти подобно».

И права Мизулина со товарищи, когда предлагает уходить от модели детдомов с большим количеством детей. Потому как никакой даже самый совершенный детдом не заменит ребенку семьи. И ставку собираются делать на так называемые «профессиональные семьи», когда супружеская пара берет под опеку сразу несколько ребятишек, и они живут одной большой семьей при поддержке государства. Ребенок (в идеале) получает полноценную семью с любящими родителями,  братьями и сестрами.

Но это, к сожалению, идиллия, далекая от реальности. Потому что те семьи, которые Мизулина называет профессиональными, можно считать таковыми ровно постольку, поскольку для всех нас профессия — это то, чем мы зарабатываем. В «семейных детдомах» гораздо больше возможностей разворовывать деньги, чем в детдомах обычных, — тех меньше, их легче инспектировать. К тому же семьи стараются не брать детей-инвалидов и серьезно больных, старше семи лет и из многодетных семей. А когда детишки подрастают, то их нередко возвращают в детдом, так как не могут справиться с воспитанием.

Но главный вопрос к законопроекту — а можно ли перечисленными силовыми методами возродить семейные ценности? Инициатива карательных сборов за развод уже широко обсуждалась в обществе, и преобладающая точка зрения — люди либо будут жертвовать ради развода деньгами, либо семья станет фикцией. Можно вспомнить советские времена, когда крайне сложно было развестись родителям несовершеннолетнего ребенка. Семья превращалась в «домашний союз», совместное проживание двух чужих фактически людей… которые бежали подавать на развод на следующий день после совершеннолетия их чада. А сегодня все проще, ведь не проблема превратить одну квартиру в две — так что «счастливые супруги» будут жить сепаратно.

Столь же сомнительно, что сработает предлагаемое снижение пособий на ребенка. У нас такие мизерные пособия, что вряд ли женщина будет терпеть ради этих денег мужа-тирана или садиста. С другой стороны, наказывать женщин рублем зачастую несправедливо, поскольку противниками традиционного брака у нас по большей части являются мужчины.

Очевидно, чтобы возродить семью, нужны более глобальные и тонкие методы. И многие сомневаются, что сегодня это вообще возможно, — во всяком случае, в крупных городах, где менталитет очень сильно поменялся. Тысячелетиями семья существовала потому, что это была наиболее эффективная форма организации жизни. Мужчина был нужен женщине, ибо сама она с ребенком на руках не могла заработать на жизнь. В свою очередь, мужчине было выгодно (да и комфортно) сбросить на женские руки ведение домашнего хозяйства. И дети, к слову, имели вполне приземленную ценность: они потребляли меньше, чем сейчас, и сызмальства начинали трудиться.

Сегодня все это поменялось. Изменения в экономике позволили женщинам стать финансово независимыми, а изменения в технологиях привели к тому, что одинокий мужчина не ощущает дискомфорта и загруженности домашним хозяйством. Дети зачастую воспринимаются как некое обременение во имя будущего страны — от которого взрослые пытаются увильнуть так же, как от уплаты налогов или службы в армии.  Бесспорно и то, что мы стали значительно сложнее психологически, чем наши предки, — так что двум людям под одной крышей ужиться все сложнее… Да, именно мужчины сопротивляются браку — теперь уже и гражданскому. Но лишь потому, что их права по разным причинам оказываются ущемленными. Тут не закон виноват, а скорее обычаи. Например, у нас считается аксиомой, что в воспитании детей разбираются только женщины, мужчины же должны занимать подчиненное положение.

Ни по одному из этих факторов у Мизулиной ответа нет. Она их попросту не замечает.

Вместе с тем не могу не признать, что в новом кодексе решается то, чего не было раньше. Так, поправками защищаются права обоих родителей после развода, даются права ребенку на имущество, а также позволяется видеться со вторым родителем. Но тут опять же нельзя не высказать скепсис: очень многие здравые положения существующих законов остаются на бумаге, потому что личные отношения регулировать очень сложно, а наши чиновники этого попросту не умеют и не хотят. Как пример: суды и сегодня практически всегда устанавливают права второго родителя участвовать в воспитании ребенка, но это остается фикцией, если противодействует первый родитель.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Рубрики
Новости


Архив издания




Прогноз погоды