Авторские рубрики 
В коридорах власти
Отклика.net
Фото: svpressa.ru
Даже если интернет-петиция собрала 100 тысяч подписей, это еще ровным счетом ничего не означает Виктор ТИМАШЕВ, 11 марта 2014

Похоже, что электронная петиция — о праве граждан защищать свое жилище от незаконного вторжения любыми средствами, вплоть до применения оружия, — собравшая в Интернете свыше 100 тысяч сторонников, не обретет силу закона.

Увы, это уже не первый случай, когда электронная демократия не дает результата. А коли это не срабатывает, то есть ли смысл вообще возиться с подобной формой гражданской активности, да еще в виртуальном пространстве, если там вроде бы все и остается?

Активизация виртуала

Все началось с высказанной Владимиром Путиным в бытность его кандидатом в президенты идеи перейти от «пассивного права» — реагирования на действия власти, к «активному» –– возможности выдвигать гражданские инициативы. «Нам нужно предусмотреть и «активное право» — дать возможность самим гражданам формировать законодательную повестку, выдвигать свои проекты и формулировать приоритеты, –– сформулировал тогда будущий руководитель государства. –– В этой связи предлагаю ввести правило обязательного рассмотрения в парламенте тех общественных инициатив, которые соберут сто тысяч и более подписей в Интернете».

И эта инициатива была реализована. Подписи в Интернете можно теперь собирать в поддержку петиций, касающихся вопросов не только федерального значения, но и регионального, а также местного. Разница здесь заключается лишь в количестве подписей, которые нужно собрать, — чем ниже уровень, тем меньше их потребуется. Попытка сбора подписей в виртуальном пространстве была предпринята и у нас на Урале — за переименование Свердловской области.

Появился и специальный орган в лице Фонда информационной демократии (ФИД), в функциях которого предварительная экспертиза общественных законодательных инициатив. При этом отрицательное заключение может быть вынесено, если согласно пункту «в» статьи 13 президентского указа, общественная инициатива «не содержит описания проблемы, либо в общественной инициативе не предложены варианты решения проблемы, либо предлагаемые варианты не обоснованы».

На общественное обсуждение разрешается выносить не все вопросы. Под запретом находятся те, что противоречат Конституции и нормам международного права. Также будут отклоняться инициативы, связанные с изменением статуса региона, прекращением полномочий президента и Госдумы, избранием или отставкой лиц, замещающих государственные должности, или принятием чрезвычайных мер по защите здоровья и безопасности граждан.

Впрочем, петицию можно будет завернуть и без предварительной экспертизы. В том случае, если в тексте содержатся явно оскорбительные выражения, а также призывы экстремистского характера. Что, понятно, можно будет оспаривать в суде.

Самооборона без границ

Хотя вот какой парадокс: в тех петициях, которые набрали 100 тысяч голосов и прошли все этапы, ничего подобного не было, но тем не менее законами они не стали. Речь идет о запрете на покупку служебных автомобилей стоимостью свыше 1,5 млн рублей. Отклонено это было по той причине, что госслужащие обычно ездят в авто не дороже миллиона рублей, и потому планка в 1,5 млн позволит им тратить больше денег. Но в то же время в ряде регионов с труднопроходимой местностью (на Чукотке, в Магаданской области) можно передвигаться только на полноприводных джипах. А они стоят дорого, и потому предлагаемая планка в 1,5 млн рублей для них не подходит.

Обращает на себя внимание, что если подписи под петицией о запрете для госслужащих использовать дорогие автомобили собирали более трех месяцев, то для оформления протеста против «антипиратского закона» хватило чуть больше месяца. И дальше все будет только ускоряться. Как это уже случилось с инициативой под названием «Мой дом — моя крепость», быстренько набравшей на сайте «Российской общественной инициативы» (РОИ) необходимые для рассмотрения на федеральном уровне 100 тыс. подписей.

Суть содержащегося в петиции — это внесение изменений в ст. 37 Уголовного кодекса («Необходимая оборона»), в соответствии с которыми любые действия гражданина при незаконном проникновении в его жилище будут признаваться необходимой самообороной. Как считают инициаторы, это позволит повысить уровень неприкосновенности личности законопослушного гражданина и снизит количество покушений на нее. Ну и повысит справедливость судебных приговоров, потому как в настоящее время оправдывают по этой статье лишь в 10% случаев.

Тем не менее петиция «за самооборону с оружием» вряд ли обретет статус закона. И на это есть вполне объективные предпосылки. Так, прошлым летом в Госдуму РФ был внесен законопроект, которым предлагалось «не ограничивать пределы обороны в случаях нападения на жилище или на человека с оружием». Тогда инициативу отклонили на уровне правительства и Верховного суда.

Скорей всего завернут и интернет-петицию на эту же тему. Как указывают эксперты, она к тому же не совсем юридически корректна. В частности, не отвечает на вопрос, какие именно действия может применять гражданин, защищая свое жилище.

Вряд ли поспособствует счастливой судьбе данной инициативы и то, что в качестве ее автора выступила общественная организация «Право на оружие». Она известна как ярый поборник свободной продажи огнестрельного нарезного оружия населению. Неоднократно ею предлагались различные законопроекты соответствующего характера, но ходу им не давали. Прежде всего потому, что это считается нецелесообразным с политической точки зрения. И нынешняя попытка в виде электронной петиции, что называется, не мытьем, так катаньем.

К слову, в США после серии расстрелов в общественных местах американские гражданские активисты через Интернет, наоборот, потребовали навести порядок с продажей оружия населению.

Подписался — волеизъявился

В то же время даже само наличие возможности протестов посредством интернет-петиций в некоторых случаях действует на власти отрезвляюще. Так, на решение федерального правительства отложить введение социальных норм на электричество и воду не в последнюю очередь повлияла скорость, с которой собирались в Интернете подписи под петицией за отмену социальных норм.

По мнению директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, такой инструмент, как электронные петиции, «удобен и власти как механизм обратной связи с обществом, и как клапан для выпускания пара, и оппозиции тоже по большому счету выгоден».

Очевидно, что появление петиции есть сигнал о формировании социального заказа. Тем самым привлекается внимание заинтересованных публичных фигур. В частности, юристы, увидев протестные петиции потребителей, помогают правильно подать коллективный иск. В свою очередь политики включают решение тех или иных проблем в свои программы. И все приходит в движение.

Также подпись под интернет-петицией является фактом волеизъявления. Потому как означает автоматический перевод ваших мыслей в публичное информационное поле. И несколькими кликами вы добиваетесь возможности быть услышанными и добиться какого-то результата.

И даже если стотысячная петиция не воплотится в закон, то в любом случае не останется без внимания. Тем самым обычные люди через такой инструмент смогут оказывать весомое воздействие на власти. Что в одиночку гораздо сложней.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Рубрики
Новости


Архив издания




Прогноз погоды