Авторские рубрики 
По-моему, так
Терапия для подранков
Фото: yarreg.ru
Приютить в семьи всех сирот: миф или реальность? Виктор КЛОЧКОВ, 28 февраля 2014

Как известно, у нас в стране действует государственная программа «Территория без сирот», согласно которой через 5—7 лет должны исчезнуть детские дома, а сироты и оставшиеся без попечения родителей дети — попасть в семьи.

Детский омбудсмен Павел Астахов верит, что сиротство можно извести, я — нет. Хотя не исключаю, что чисто по-чиновничьи детдомовцев изведут. Однако сомнительно, чтобы всех без исключения подранков можно было обеспечить новыми родителями. В этом со мной согласны и те, кто по зову сердца занимается облегчением сиротской доли.

Так, в настоящий момент число желающих усыновить сирот в шесть раз меньше количества детей, оставшихся без попечения родителей. И уж совсем мало тех, кто готов принять в семью ребенка с врожденными пороками. Но дело вовсе не в черствости наших соотечественников. «Для того чтобы россияне могли усыновить детей-инвалидов, они должны чувствовать себя уверенно материально, чтобы суметь сделать ребенку операцию и, самое главное, провести реабилитацию, — говорит представитель действующей в Свердловской области общественной организации «Аистенок» Лариса Лазарева. — У нас даже если удается сделать операцию за границей, то провести реабилитацию в России, особенно в небольшом городе, для многих невозможно». А потому, полагаю, количество таких детей в казенных учреждениях, как бы их не именовали чиновники, будет расти.

При этом я вовсе не утверждаю, что наш регион является каким-то особенно запущенным. На Среднем Урале все больше становится приемных семей: в них находится более 4,7 тысячи детей, под опекой — свыше 10 тысяч. Число усыновленных детишек, состоящих на учете в органах опеки, превысило 3 тысячи.

Но вот как быть с тем, что из 120 тысяч сирот, которые числятся в структуре федерального банка данных, 83 тысячи — это те, кому больше 10 лет, 26 тысяч — инвалиды. А их, как известно, берут в семьи редко. При этом у нас в стране ежегодно сиротами становятся от 80 до 90 тысяч детей. А 85% из них — это социальные сироты, дети, брошенные своими родителями.

Нельзя не признать, что ряд причин сиротства выявлен, а с некоторыми из них даже ведется борьба. Таковыми являются нехватка денег в семьях и отсутствие детских дошкольных учреждений в глубинке. Своим указом глава государства нацелил регионы и местные органы власти на строительство детсадов.

С деньгами же складывается парадоксальная ситуация. В среднем содержание сироты в казенном учреждении обходится ежегодно в 500—600 тыс. рублей. Представляете, если те же деньги выплачивать приемным родителям?! Нет гарантий, что они будут потрачены на ребенка? Я думаю, многие согласятся предоставлять в контрольные органы исчерпывающую отчетность, вплоть до кассовых чеков….

Тем не менее я не склонен считать деньги панацеей от всех сиротских бед. К примеру, в не очень богатой Армении детские дома отсутствуют. И в Чечне, где сирот по понятным причинам хватает, детдомов тоже нет. И может, на остальных территориях правильней добиваться не искоренения учреждений для содержания сирот, а бить тревогу, что если мы не изменим своего поведения, то исчезнем как нация?

Но коли уж взята линия на ликвидацию детдомов, то, наверное, стоило бы подумать и об изменении порядка финансирования подобных учреждений — отказаться от подушевого принципа финансирования, когда сумма выделяемых средств зависит от количества воспитанников. Ведь работникам детдома невыгодно устраивать детей в семьи, так как это уменьшает их зарплату. Да и новые подходы требуют иметь в детдомах специалистов более высокого уровня, во всяком случае надо переучивать имеющийся персонал. На что, насколько мне известно, тратиться не собираются. Тогда как за детьми, отданными в семьи, нужен профессиональный пригляд.

Давайте скажем сами себе горькую правду: детские дома являются следствием глубинных процессов, происходящих в нашем обществе. И связано это, в первую очередь, с утратой роли семьи, которая на словах является основой государства, а на деле — разваливается. Справедливости ради стоит отметить, что крах института семьи является общемировой тенденцией. Но, к примеру, в той же Европе хотя бы бережнее относятся к детям.

Более того, специалисты констатируют: сама семья не хочет, чтобы поднимали ее ценность. И складывается впечатление, что когда будет переименован последний детдом, то все и утрясется. Хотя, повторюсь, проблема вовсе не в названии, а в самом обществе. Она (проблема), как верно заметил известный эксперт по социальному сиротству Александр Гезалов, «в отношениях мужчины и женщины, в вопросах патриотизма, в том, насколько у нас ценится человеческая жизнь».

К сожалению, у нас и прежде ничего действительно значимого и системного

по поддержанию и укреплению семьи не проводилось. Ну, если не считать объявления «Года семьи». И это выглядит трагикомично, так как никакой год не может быть особенным для семьи. Потому как нужно ежечасно, безо всякой кампанейщины, стремиться к тому, чтобы на всех этапах своего жизненного пути — детский сад, школа, училище, вуз — ребенку прививалось осознание ответственности быть родителем, гражданского долга за воспитание детей перед обществом.

Ликвидация детских домов есть очередная попытка через упрощенную модель решить крайне сложный исторический, политический, экономический, нравственный, духовный вопрос — вопрос семьи. Что, конечно, удобно чиновникам, так как позволяет отчитаться о проделанной работе. Но проблема этим не снимается.

Похоже, понимает это и президент, судя по недавно проведенному под его руководством заседанию президиума Госсовета, посвященного укреплению семьи и семейных ценностей.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Рубрики
Новости


Архив издания
Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF



Ищите нас Вконтакте


Ищите нас на Facebook



Прогноз погоды