22 октября 2017, воскресенье, 07:38
Авторские рубрики 
В коридорах власти
Зона деградации
Фото: pravdaurfo.ru
Продолжаются поиски путей спасения проблемных моногородов Виктор ТИМАШЕВ, 7 февраля 2014

Как образно выразился мэр Каменска-Уральского Михаил Астахов, оценивая ситуацию в моногородах в период кризиса 2008—2009 г.г. и программы по их спасению, «шумел ураган, качались деревья, летели сучья. Ветер стих, сучки подобрали, и все снова пошло своим чередом».

Но сейчас происходит административная реформа: кураторство над населенными пунктами с монозависимой экономикой передано на уровне федерального правительства от Минрегиона Минэкономразвитию. И уже хорошо, что хотя бы появился трезвый подход к долгоиграющей проблеме.

Раскаялись и продолжили

Так, что у нас крайне редко случается, правительством РФ были признаны ошибки, совершенные в ходе прежних спасательных операций. В частности, то, что акцент был сделан на помощи градообразующим предприятиям и искусственном сдерживании безработицы. Да и, как сейчас выясняется, тогдашнее непременное условие получения денег из бюджета, представленное соискателем КИПа — комплексного инвестиционного плана, в действительности принципиального значения при принятии решения не имело. «В большей степени это был социально-успокоительный эффект в отношении мэров и губернаторов — фактически сигнал, что центр их видит, помнит и готов разговаривать», — признал директор одного из департаментов МЭР Андрей Соколов.

То есть ровно ничего не делалось для ухода от монозависимости — просто пытались вытащить из трясины градообразующие предприятия. Более того, ради сиюминутного социального эффекта тормозилось их развитие и снижалась конкурентоспособность. Ведь за сохранение убыточных рабочих мест, выплату их работникам зарплаты нужно платить. А это можно сделать, только «сэкономив» на инвестициях в модернизацию или повысив цены на продукцию.

Все это можно проиллюстрировать на примере Нижнего Тагила, Каменска-Уральского и Асбеста, которым на всех досталось 4,2 млрд рублей из федерального бюджета: 1,8 млрд рублей, 1,3 млрд и 1,1 млрд рублей соответственно. На эти деньги в нашем самом крупном моногороде построили линию биологической очистки стоков на предприятии «Уралхимпласт», в Каменске-Уральском протянули путепровод к индустриальному парку «Синарский» и модернизировали теплоэлектроцентраль в рамках проекта создания трубного кластера. В Асбесте же проложили участок дороги до областного центра в объезд поселка Белоярского, что чуть не вдвое уменьшило протяженность маршрута до Екатеринбурга. Что, конечно, неплохо, но имеет малое отношение к диверсификации экономики этих трех моногородов.

Так что возвращение к старой проблеме выглядит вполне логичным на фоне падения темпов экономического роста. И понятно, что федеральные власти, не желая быть застигнутыми врасплох кризисными явлениями в моногородах, хотели бы действовать на упреждение. И уже началась отладка системы опережающего мониторинга ситуации. В МЭР хотят выработать критерии, по которым можно прогнозировать переход моногорода в режим кризисного функционирования.

Мониторинг — всему голова

Уже до 1 июля 2014 года правительство РФ должно утвердить порядок мониторинга социально-экономического положения моногородов. И с этим надо спешить, так как, по словам помощника президента по экономике Андрея Белоусова, положение в проблемных территориях ухудшается. И в 70 монопрофильных населенных пунктах местным властям приходится буквально в ручном режиме сдерживать наступление потрясений. Что в определенной степени касается и тех моногородов, которые получили господдержку.

Взять, к примеру, Асбест, ядром КИПа которого было введение в эксплуатацию завода «Русский магний». Проектом намечалось создание трех тысяч новых рабочих мест и поступление свыше двух миллиардов рублей налогов ежегодно в бюджеты всех уровней. Но сейчас предприятие находится в стадии банкротства, и существует опасность потери им значительной части земельного участка. А если такое случится, то инвесторы потеряют всякий интерес к данному проекту.

Осложнилась социально-экономическая ситуация еще в одном из наших моногородов — Краснотурьинске. Там, как известно, закрыто электролизное производство на Богословском алюминиевом заводе, из-за чего произошло значительное сокращение работников. И хоть решение с целью смягчения положения создать Богословский индустриальный парк не вызывает возражений, но реализация проекта идет слишком медленно.

Опять пересчитают

Итак, что предлагает новый смотрящий за моногородами?

Прежде всего, пересчитать, так как их нынешнее количество — 342 — кажется недостоверным. Причина в том, что список формировался по заявительному принципу. И кое-кто из губернаторов счел, что если он назовет побольше моногородов в своем регионе, то сможет рассчитывать на большие субсидии. Некоторые же их более осторожные коллеги побоялись, что если укажут много проблемных территорий, то это может быть расценено как показатель их плохой работы. И потому кое-где не отнесли к моногородам закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО), хотя они таковыми являются. При этом внесли в моносписок достаточно крупные и даже являющиеся областными центрами Липецк и Астрахань.

Теперь же предлагается в качестве единственного критерия отнесения населенных пунктов к моногородам использовать показатель занятости — какая доля жителей работает на одном и том же предприятии. В этом случае из имеющегося списка только 60 городов могут претендовать на такое звание. Также из общего числа нужно исключить поселения с количеством жителей менее трех тысяч. В МЭР считают, что с их проблемами должны справляться на местах. А еще предложено в оценку эффективности деятельности региональных властей ввести показатель работы с моногородами.

Жесткому анализу подвергнут и прежний «кризисный» список моногородов, больше половины из которых не смогут перепрофилироваться, что с ними ни делай. 20% из этого количества деградирует, примерно треть — не развиваются, хотя градообразующее предприятие вполне способно продержаться на плаву еще 15—20 лет.

Вас вылечат, а вас сожмут

Результатом проведенных исследований стала разработка разнообразных сценариев выхода из монозависимости, которые можно свести в три группы.

Пятую часть моногородов, где ресурс имеющегося градообразующего производства исчерпан, а потенциала для нового нет, хотят подвергнуть так называемому «управляемому сжатию». Это когда 40—60% жителей при поддержке государства переселяется туда, где есть работа и возможности для обустройства. Оставшееся же на территории население расселяется компактно с целью экономии расходов на ЖКХ. При этом в полном объеме сохраняются социальные службы, а предприятие консервируется. Чтобы, если в будущем появятся новые возможности роста, вновь начать функционировать, как и прежде. И при этом варианте потребуется раз в шесть меньше бюджетных средств по сравнению с ликвидацией населенного пункта.

Примерно 35% поселений из списка отнесены к категории «стабильный моногород»: нет потенциала для диверсификации производства, но действующее градообразующее предприятие можно модернизировать. Им хотят снизить налоги для привлечения инвесторов, стимулировать маятниковую миграцию для работы в ближайших крупных городах.

Ну и, наконец, 45% относятся к группе, в которую включены моногорода, где есть перспектива для диверсификации, там стоит снижать налоги, том числе и через учреждение особых экономических зон.

Впрочем, у руководителей моногородов, расположенных на Среднем Урале, свой взгляд на то, как им преодолевать однобокость городской экономики. Так, мэр Нижнего Тагила Сергей Носов считает правильным оставлять городу хотя бы 50% налогов, которые платят местные предприятия. Тогда бы и не пришлось разрабатывать программы господдержки моногородов. А его коллега Михаил Астахов из Каменска-Уральского напоминает о том, что из местного бюджета забрали очередную часть налога на доходы физических лиц, а компенсаций нет. То есть зачастую сами себе создаем проблемы, а потом их героически преодолеваем.

При этом не стоит думать, будто все хорошо, пока нет социальных катаклизмов. Пока фундаментальные проблемы моногородов не решены, тихо и незаметно деградирует их человеческий потенциал. Не видя особых перспектив в жизни, школьники не развивают свои способности, не получают знания. Имеющиеся активные и талантливые люди мигрируют в успешные города своего или соседних регионов. Понятно, что люди постарше вряд ли бросят насиженные места. Но очень скоро они выйдут на пенсию. Заменить их будет некому. Так что если промедлить с программами развития этих городов, то завтра их некому будет реализовывать: любой бизнес-проект будет упираться в отсутствие человеческих ресурсов нужного качества.

Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.
Рубрики
Новости


Архив издания




Прогноз погоды