23 марта 2018, 12:35
Вместо рюмочной — чайная: как боролись с пьянством в дореволюционном Екатеринбурге

В предыдущей публикации «Уральский рабочий» рассказал о том, как и где питались горожане в ХIХ—ХХ веке. В этом материале вместе с нашим экспертом Анастасией Каримовой мы продолжим изучать гастрономические привычки уральцев и расскажем о питейных заведениях Екатеринбурга.

В 1876 года в столице Урала проживало более 30 тысяч человек. На это скромное число жителей приходилось 96 кабаков, 34 винных погребка. Женщинам в то время, согласно закону, наливать спиртное в публичных местах было запрещено — хранительнице очага негоже быть пьяной. Зато практически каждый мужчина ходил в питейное заведение, поскольку только в них в то время можно было легально купить и пить алкоголь.

— В 1868 году в России от алкоголизма умирали или, как тогда говорили, «захлебывались вином» семь человек в день. С одной стороны — много, с другой — в Европе цифры были выше, — говорит Анастасия Каримова. — При этом популярность кабаков была связана не столько с алкоголизмом людей, сколько с тем, что провести досуг в городе было больше негде. Театров, клубов не было, дома были небольшие, и собраться в них компанией друзей было сложно, поэтому, чтобы отдохнуть, мужчины ходили в кабаки.

 екб

По словам куратора, первый кабак был открыт при основателе Екатеринбурга Вильгельме де Геннине, хотя сам он не пил и пьянство старался всячески пресекать.

Самым посещаемым на момент середины ХIХ века был питейный дом № 1, открытый на восточной окраине Главного проспекта — современного проспекта Ленина. В начале ХХ века зажиточные горожане захаживали в немногочисленные рестораны, где на ужин предлагалось пить водку с большим количеством закусок. Графины подавались объемом по 0,3–0,6 литра, а закуски выносились по 5-7 блюд.

В 60-х годах ХIХ века правительство издало указ о питейном сборе, согласно которому владельцы кабаков должны были фактически отвечать за состояние своих посетителей.

После вступления в силу указа достаточно сытая жизнь хозяев пивных и рюмочных усложнилась. Теперь они обязаны были наблюдать за гостями, и в случае каких-либо нарушений сообщать полиции. Кроме этого, им вменялось в обязанность следить, чтобы посетители не напивались, а если вдруг гость перепил, хозяин должен был оставить его у себя до того момента, пока посетитель не протрезвеет. Трезветь же русские мужики могли всю ночь. Ну а если хозяин не уследил и пьяный гость ушел и по пути домой был ограблен или избит, то весь ущерб, в том числе и плату за лечение компенсировал опять же владелец кабака.

Не удивительно, что трезвый образ жизни после нововведения стало вести не только полезно, но выгодно. Более того, в Екатеринбурге появилось общество трезвости, которое стало инициатором открытия в 1896 году первой чайной.

— Это была благотворительная чайная, на ее открытие люди жертвовали чем могли — деньгами, чашками, мебелью, — рассказывает Анастасия Каримова. — Работали два этажа: на втором, для гостей побогаче, чашка чая с четырьмя кусками сахара стоила пять копеек, на первом — четыре копейки. На выбор подавали варенье, сливки или молоко — за три копейки, французский хлеб — пять копеек, крендель — одна копейка, вода для долива была бесплатной. В заведении были книги, шашки, шахматы, поэтому гости могли пить чай, разговаривать, играть или читать. Кроме благотворительной работали еще и частные чайные. Цены в них были выше — чай, например, стоил 10 копеек, но зато был большой выбор разного мороженого, а кроме чая можно было заказать лимонад, кофе, какао и даже горячий шоколад, — говорит куратор.

 2

Трезвый образ жизни пришелся горожанам по вкусу, но спрос на питейные заведения все равно оставался высоким. В начале ХХ века кроме ресторанов, где могли пить только богачи, стали открываться буфеты, в которых хорошо кормили, а главное — наливали. Посещение именно буфетов стало частью жизни мужчин не только имперской России, но и будущего Советского Союза.

Ольга Плехова, фото автора

Другие новости